Министерство культуры Республики Крым
ГБУК РК «КРЫМСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК»

Нотная библиотека Чеховского дома в Ялте


Ю. Г. Долгополова

Нотная библиотека чеховского дома в Ялте составлялась на протяжении нескольких десятилетий, но при этом осталась небольшим, «камерным» музыкальным собранием. Многие из сохранившихся произведений исполнялись при жизни писателя, а издания принадлежали друзьям и знакомым Чехова. Известно, что Антон Павлович любил и понимал музыку.

При переезде на Белую дачу он в первую очередь позаботился о приобретении фортепиано и выбор инструмента поручил Марии Павловне. Пианино фабрики Смит и Вегенер № 3614 было куплено Чеховым в Ялте в 1899 году и тогда же сестра писателя привезла в Ялту первые ноты (некоторые со своими автографами). К этому времени давно скончался брат Николай – талантливый музыкант-импровизатор, но природную чеховскую музыкальность унаследовал младший из братьев Чеховых, Михаил Павлович. Он хорошо играл на фортепиано, аккомпанировал, всю жизнь интересовался музыкой и занимался домашней нотной библиотекой. Сохранились 2 толстых сборника, куда Михаил Павлович аккуратно подшил разрозненные нотные тетради с изданиями разных лет, снабдив их своими автографами и пометами. Всего нотное собрание насчитывает 60 единиц и включает более двухсот произведений вокального и инструментального жанра в фортепианном изложении. Издания охватывают период с 1866 по 1940-й год. Примерно половина произведений, преимущественно инструментальных, сохраняется в мемориальном фонде А.П.Чехова, остальные, – почти все вокальные, – в фонде Марии Павловны. Благодаря ей и Михаилу Павловичу нотное собрание пополнялось после смерти писателя вплоть до 1940-х годов.

По воспоминаниям М.П. Чеховой, любовь к музыке и музыкальные вкусы семьи сформировались еще в московский и мелиховский период. Гостями чеховского дома тогда часто бывали талантливые музыканты – профессионалы и любители. Так, в нотном сборнике М.П. Чехова, на обложке «Детского альбома» П.И. Чайковского сохранилась подпись «Марiанъ Семашко». Виолончелист Большого театра М. Р. Семашко много лет дружил с чеховской семьей, гостил в Москве и Мелихово, в 1888–1889 гг. приезжал по приглашению Чеховых на летний отдых в усадьбу Линтваревых на Луке. Антон Павлович писал о нем Плещееву: «Жоржик (Г.М. Линтварев, владелец усадьбы – Ю.Д.) вернулся и уже услаждает нас музыкой. Скоро к нам приедет виолончелист, очень хороший. Дуэты будут славные». (П 3, 212) Один из таких дуэтов – знаменитый «Лебедь» К. Сен-Санса. Михаил Павлович сохранил его в двух изданиях. Французское издание без даты М. П. Чехов снабдил пометой: «В первый раз услыхал в исполнении М.Р. Семашко, в Сумах. На Луке. М.П. Чехов». Аккомпанировал М. Семашко тогда Г.М.Линтварев, о котором Чехов писал Суворину: « <…> молодой человек, помешанный на том, что Чайковский гений. Пианист.» (П 2, 279). В чеховском собрании сохранились ноты «Intermezzo par A. Czibulka. 1893» с автографом «George Lintwarewъ» и пометой М.П. Чехова: «В первый раз слыхал в Сумах на Луке»1. В другой нотной тетради Михаила Павловича «Лебедь» датирован 1888 г.: «Сен-Санс К. Мелодия для виолончели и пианино. Издание Шенверк. Париж» (на французском языке). Подпись на переплете «гр. К. Мамуна» напоминает о несостоявшейся невесте М.П. Чехова – графине Кларе Ивановне Мамуне, знакомой Чеховых по Москве и Мелихово. Как видно, общие музыкальные вкусы сохранились и после разрыва Михаила Павловича с «маленькой графиней». Воспоминания родственников А.П. Чехова говорят о том, что музыка помогала ему в творческой работе, – так, описывая жизнь на Садовой-Кудринской в Москве, М.П.Чехов сообщает: «Интересные барышни – Лика Мизинова, Даша Мусин-Пушкина, Варя Эберле и другие, – молодые музыканты и люди, причастные к искусству и литературе, постоянно пели и играли, а брат Антон вдохновлялся этими звуками и людьми и писал у себя внизу, где находился его отдельный кабинет. <…> А днем, когда все занимались делом и у нас не было никого, брат Антон обращался ко мне: «Миша, сыграй что-нибудь, а то плохо пишется…»2 На формирование музыкальных вкусов писателя большое влияние оказало знакомство с семьей Киселевых в подмосковной усадьбе Бабкино. «Я положительно могу утверждать, что любовь к музыке развилась в Антоне Чехове именно здесь» 3, – свидетельствует Михаил Павлович. Хозяева усадьбы и гости составляли замечательную культурную среду. В Бабкино писатель часто слушал в талантливой интерпретации бетховенские сонаты, произведения Шопена и русских авторов. Мария Павловна вспоминала эти вечера как настоящие праздники искусства. В чеховском нотном собрании сохранился сборник на французском языке «52 мазурки Шопена», издание Юргенсона с автографом «Марiи Чеховой», а также ноты «Патетической сонаты» Бетховена в издании Юргенсона и обширный 300-страничный сборник сонат Бетховена на немецком и французском языках издания Литфольда, Брауншвейг. «Лунная соната» – одно из самых любимых произведений А.П. Чехова. Много лет спустя Антон Павлович рекомендовал начинающей писательнице Е. Шавровой, критикуя рассказ «Жена Цезаря»: «Я бы кончил седьмой главой, не упоминал бы об Андрюше, ибо Andante Лунной сонаты поясняет все, что нужно». (П 6, 233) Это замечание Чехова подтверждается впечатлением одного из друзей писателя, Г. Россолимо: «Меня особенно поразило, что он (Чехов) подчас, заканчивая абзац или главу, особенно старательно подбирал слова по их звучанию, ища как бы музыкального завершения предложения».4 В письме к начинающей писательнице Римме Ващук Чехов пишет: «Я <…> указал на необходимость выучиться правильно или литературно ставить знаки препинания, потому что в худ. произведении знаки препинания играют роль нот». (П 6, 318) В чеховском нотном собрании широко представлена зарубежная классика. Кроме Л. Бетховена и Ф. Шопена, произведения которого присутствуют в отдельных изданиях («Вальс», «Ноктюрн», «Mazurka Favorite»), – «Иоганнес Брамс, «Венгерские танцы для пианино», издание Гутхейля в Москве, с печатью нотно-музыкального магазина Ф. Сохора в Ромнах, а также Эдвард Григ в фортепианном переложении «Танец Анитры» из музыки к драме «Пер Гюнт» Ибсена. Издание Д. Федорова. С.-Пб.», – приложение к журналу «Наше время» за 1893 г. На титульном листе надпись рукой М.П. Чехова: «Слышал в Симфоническом в исполнении Колонна, Брандукова и Мазуриной». Ниже подшита обложка «Песни Сольвейг» в том же издании. «Баллада из «Летучего голландца» в переложении Ференца Листа, издание Юргенсона» представляет собой фортепианную обработку музыкальной темы из оперы Вагнера – произведение, рассчитанное на хорошо подготовленного исполнителя. Антон Павлович много раз слушал выдающихся пианистов-профессионалов. Известно, что на Белой даче бывал А.Б Гольденвейзер, о знакомстве с пианистом С.В. Самуэльсоном говорят сохранившиеся в фондах музея 2 его визитные карточки, неоднократно посещал Чехова в Ялте С.В. Рахманинов. Менее сложными и очень популярными для любительского исполнения были пьесы Ф. Мендельсона из музыки к комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» (в нотной тетради Михаила Павловича есть в отдельном издании «Марш», «Рондо каприччиозо», «Песни без слов»). Важное место в чеховском нотном собрании занимает русская музыка. Это, прежде всего, произведения М. Глинки, Н. Римского-Корсакова, П. Чайковского, А. Рубинштейна, А. Дюбюка («Собрание русских народных песен с вариациями для фортепиано»). Интересно, что в нотной библиотеке Чеховых много вокальных произведений. Некоторые из них требуют специальной подготовки. Такой вокальной подготовкой обладали некоторые гости и друзья чеховского дома. В Москве и Мелихове А.П. Чехов часто слушал вокальную музыку в исполнении подруг своей сестры: солистки Мамонтовской оперы В.А. Эберле и талантливой любительницы Л.С. Мизиновой, голос которой, красивый и богатый от природы, требовал некоторой профессиональной доработки. В чеховской нотной библиотеке хранятся ноты «Ouvres d"Antoine Rubinstein». «Romance. A. Rubinstein. Op. 44. № 1» с автографом М.П.Чехова: «Замечательно пела на Рубинштейновском празднике Варвара Эберле. Затем она же исполняла эту вещь у нас на Садовой-Кудринской несколько раз. Слушая ее в концерте никак не ожидал и даже думать не мог, что буду с ней коротко знакомым». Вспоминая мелиховские годы, Мария Павловна писала: «Лика тоже пела. Романсы Чайковского, Глинки, русские народные песни всегда звучали в нашей гостиной <…> Лика пела и аккомпанировала на рояли <…> Сидишь, бывало, в летний вечер на террасе, выходившей в сад, слушаешь льющиеся из гостиной звуки музыки и невольно унесешься мечтами далеко-далеко»5. Лето 1891 г. Чеховы проводили в с. Богимово, Калужской губернии, арендовали второй этаж старинного особняка в усадьбе Е.Д. Былим-Колосовского. В первом этаже богимовского дома соседями Чеховых стали семьи московских дачников - художника А.А. Киселева и зоолога В.А. Вагнера. Вагнер, по воспоминаниям современников, был хорошим пианистом, большим поклонником Шопена. И в гостиной большого богимовского дома по вечерам часто звучали шопеновские мазурки и вальсы. М.П. Чехов исполнял из «Времен года» Чайковского. Обложка «Времена года. 12 характерных картин для фортепиано» сохранилась в нотном собрании с пометой Михаила Павловича: «Слышал в Богимове, Калужской губ. в исполнении Е.А. Поповой». В правом верхнем углу автограф на французском языке: «Contesse Claire», т.е. «маленькой графини» Клары Мамуны. Ноты «Bal costume» также принадлежали когда-то ей. Об этом говорит автограф «Гр. Клара Мамуна», ниже пояснение М.П. Чехова: «В первый раз услыхал в Богимове Калужской губ. Играла М.А. Попова». Звучала в Богимове и «Элегия» Массне. В чеховской нотной библиотеке сохранилась обложка «Elegie. Melodie par J. Massenet» с пометой у верхнего среза «Марiя Чехова» и пояснением Михаила Павловича: «В первый раз слышал в Богимове Калужской губ. Играла М.А. Попова». Впоследствии это произведение прочно вошло в репертуар Ф.И. Шаляпина и Антон Павлович имел возможность слушать его в Ялте. Чеховых всегда окружали талантливые люди. В Ялте писатель познакомился с молодой даровитой девушкой Еленой Михайловной Шавровой, ставшей его литературной крестницей: позднее она печатала рассказы под псевдонимом «Е. Шавров». Кроме того, была хорошей пианисткой и занималась пением. В ялтинской нотной библиотеке хранится обложка издания «Oevures pour piano par Antoine Rubinstein. Moscau chez P. Jurgenson» с пометой М.П. Чехова: «Покойный брат Николай замечательно играл эту пьесу. Слышал в исполнении Лены Шавровой». В Ялте писатель неоднократно слушал Шаврову на любительских концертах. В декабре 1899 г. Шаврова писала Антону Павловичу из Петербурга: «Кто поет для Вас теперь, cher maitre? А у меня теперь есть много новых вещей. С каким удовольствием я бы спела Вам их!»6. Музыкальная жизнь в Ялте не ограничивалась только любительскими концертами и спектаклями, хотя, как утверждают рецензии того времени, они были достаточно высокого уровня. Составлялись специальные симфонические программы, приглашали гастролеров. Кроме того, в Ялте поселились после завершения оперной карьеры известные артисты: солист Большого театра В. Миров (Миролюбов) и учитель Шаляпина Д. Усатов. В марте1894 г. Чехов писал Л. Мизиновой: «Я в Ялте, и мне скучно, даже весьма скучно. Здешняя, так сказать, аристократия, ставит «Фауста», и я бываю на репетициях <…>, слушаю пение и кушаю <…> Миров давал здесь концерт <…>. Ревел, как белуга, но успех имел громадный. Ужасно жалею я, что не учился петь; я тоже мог бы реветь, так как горло мое изобилует хрипящими звуками и октава у меня, говорят, настоящая. Имел бы заработок и успех у дам» (П 5, 281). Отдельно стоит перечислить в нотном собрании Чеховых арии из опер и фортепианные переложения оперных фрагментов:
П. Чайковский. Сцена и ариозо Германа из оперы «Пиковая дама». Изд. Юргенсона. М. – Лейпциг. 1896.

М Глинка. № 14. Романс «Не о том скорблю, подруженьки». Романс из оперы «Жизнь за царя». Издание Гутхейля. Москва. 13 апр. 1885 г.

М. Глинка. «Любви роскошная звезда». Ария из оперы «Руслан и Людмила». Изд. Нотной торговли «Музыкальный мир». С.-Пб. – Москва.

Р. Корсаков. «Песнь Шемаханской царицы «К солнцу». Собственность издателя Юргенсона. 

Ю. Массене. Гавот Манон. Из оперы «Манон». Изд. Гутхейль. Москва. 2 июня 1904 г.

Мейербер. Речитатив и романс «Прости, страна родная» из оперы «Африканка». Издание А. Гутхейля. Москва 3 июля 1888 г.

Дж. Мейербер. Каватина пажа «Привет мой вам, синьоры» из оперы «Гугеноты». Действие I. Перевод Калашникова. Изд. А. Гутхейль. Дозв. Ценз. Москва 15 окт. 1888 г.

Гуно. Песня. Из оперы «Ромео и Джульетта». Картина 2-я. № 12. Сопрано. Изд. А. Гутхейль. Дозв. Цензурою. Москва. 4 июня 1894 г.

Дж. Верди. Травиата. № 10. Ария «Простите вы навеки, о счастия мечтанья». Сопрано. Изд. А. Гутхейль. Дозв. цензурою. М. 27 июня 1890 г.

Дж. Россини. Вильгельм Телль. Увертюра. Изд. Л. Идзиковского. Киев.

Жена Чехова, О.Л. Книппер, получила хорошее музыкальное образование, у нее был красивый голос низкого тембра и серьезная вокальная подготовка: мать, Анна Ивановна, много лет преподавала пение в Московском Филармоническом училище, числилась сверхштатным профессором и за успехи в преподавании награждена в 1903 г. специальной золотой медалью. Антон Павлович прочел об этом в газетах и сообщил жене: «Поздравляю ее, не забудь передать ей, что если бы от меня зависело, то я пожаловал бы ей бриллиантовую медаль» (П 11, 599). В семье Книппер, как и у Чеховых, музыкальность была наследственной: профессионально занимались музыкой младший брат Ольги Леонардовны, Владимир, а впоследствии племянник Лев Книппер. Жена Чехова хорошо знала музыкальные круги Москвы и Петербурга. Владелец старейшего нотного магазина в Москве и один из директоров Филармонического училища К.А. Гутхейль был другом семьи и впоследствии вошел в число пайщиков «Товарищества для учреждения общедоступного театра в Москве». Каждый раз в письмах Чехову в Ялту О.Л. Книппер сообщала о новинках московских театров: «Пришла из Большого театра с «Гугенот», у мамы была ложа. Хотели с Володей (В.Л. Книппер – Ю.Д.) послушать наших знакомых, дебютирующих в «Фаусте» в Частной опере и пошли туда, но оказалось, что они не поют сегодня, т.ч. мы пошли в Большой <…>».7 В другом письме Ольга Леонардовна признается: «Для меня пение – огромное наслаждение, только я должна чувствовать, что голос мне повинуется, чтобы я все могла исполнить так, как задумала. Буду развивать и разгибать его. <…> Приедешь – я тебе буду петь как следует, буду готовить тебе русские романсы, а то все пока на иностранных языках пою».8 Практически весь вокальный репертуар из чеховского собрания сохранился в библиотеке М.П. Чеховой и даже расширялся в последующие годы. Мария Павловна любила вокальную музыку и в советское время желанными гостями чеховского дома были солисты Большого театра И.С. Козловский и М.П. Максакова. Собрание пополнили «Куплеты тореадора из оперы Бизе «Кармен» для голоса с фортепиано (баритон). Гос. муз. изд-во. Москва. 1934», «Каватина Фигаро из оперы Россини «Севильский цирюльник» для голоса с фортепиано (баритон), Москва, Музгиз, 1938 г.», а также «Песнь индийского гостя из оперы «Садко» Н. Римского-Корсакова для голоса с фортепиано (тенор). Москва. Музгиз. 1937». Самым большим по числу является собрание романсов. Среди русских композиторов больше всего произведений М. Глинки, П. Чайковского, Н. Римского-Корсакова. Кроме этого есть романсы Танеева, Рубинштейна, Рахманинова и Варламова. Романсы С.В. Рахманинова появились в нотной библиотеке чеховского дома уже после смерти писателя и отъезда композитора из России. Известно, что Сергей Васильевич познакомился с Чеховым в Ялте в 1898 году и в последующие годы несколько раз навещал писателя на Белой даче. В чеховском нотном собрании имеются несколько рахманиновских произведений: «Романсы. Соч. 38. Шесть стихотворений. № 6. Ау! Сопрано. Слова К. Бальмонта. Гос. Изд. Муз. сектор. Москва. Петроград. 1923 г.»; «Романсы. Опус 14. Двенадцать романсов. № 2. Островок. Сопрано или тенор. Слова К. Бальмонта. М. Нотный магазин Рос. Муз. издательства»; «Романсы. Сон. Меццо-сопрано или баритон. Слова Плещеева».

Самым популярным автором в чеховской музыкальной библиотеке можно назвать П.И. Чайковского: «Шесть романсов. № 3. В эту лунную ночь. Сл. Ратгауза. Собств. Изд. Юргенсона. Москва – Лейпциг. М., дозв. цензурою 23 июня 1893 г.»; «Хотел бы в единое слово. Слова Мейя. Из Гейне. Собств. Изд. Юргенсона. Дозв. цензурою 19 авг. 1892 г» – 2 издания; «Опус 60. № 51. Романс. Я тебе ничего не скажу. Слова А. Фета (сопрано или тенор). Собств. Изд. П. Юргенсона в Москве»; «Забыть так скоро. Слова Апухтина. Собств. изд. Юргенсона». Последнее издание произведений П. И. Чайковского датируется 1940 годом. Это «том 44 полного собрания сочинений П. Чайковского. Романсы и песни. Редакция Ивана Шилова и Н. Шеманина. Гос. муз. издательство. Москва. Ленинград. 1940 год». Любили в чеховской семье и другого русского классика, М. И. Глинку. Мария Павловна сохранила в своей библиотеке несколько вокальных произведений композитора: 

«Песня. Зацветет черемуха. Слова Растопчиной. Госуд. Изд. Муз. сектор. Москва. 1925»; «Любви роскошная звезда». Ария из оперы «Руслан и Людмила». Изд. Нотной торговли «Музыкальный мир». С.-Пб., Москва; «М. И. Глинка. № 4. Романс. «Не о том скорблю, подруженьки» (Сопрано). Ария из оперы «Жизнь за царя». Издание А. Гутхейля. Москва. Дозв. ценз. 13 апр. 1885 г.»; «Уснули голубые. Баркарола. Слова Н. Кукольника. Гос. изд. Муз. Сектор. Моск. – Петроград. 1923»; «Финский залив». Слова Ободовского. Собств. изд. П. Юргенсона в Москве. Дозв. ценз. 30 окт. 1902 г.». Часто звучали в чеховской семье и романсы европейских композиторов: «Э. Григ. Первое свидание. Перевод Соколова. Изд. Бессель и Ко. С.-Пб. 12 марта 1888»; «Л. Делиб. Испанская песня. Издательство В. Бессель и Ко. Петербург. Москва. Дозв. ценз. Санкт-Петербург. 7 сент. 1887 г.». Сохранились в чеховском собрании и уникальные ноты посвященного Чехову вальса. В 1900 году ялтинский композитор С. Х. Векслер прислал на Белую дачу только что вышедший из печати сборник своих вальсов с дарственной надписью. Об этом издании благожелательно отозвалась ялтинская газета «Крымский курьер» за 29.06.1900 г.: «Вышедшие из печати новые салонные вальсы местного композитора г. Векслера «Чайка» (посвящен Чехову) и «Трильби» обладают красивыми и оригинальными мелодиями и очень изящно изданы. Несмотря на то, что вальсы эти недавно выпущены в свет, они приобрели уже популярность». Антон Павлович в отдельном письме поблагодарил автора за посвящение. «Позвольте принести Вам сердечную благодарность за честь, оказанную мне, и вообще за доброе отношение, которым я дорожу и которое высоко ценю» (П 9, 87). Ноты эти до сих пор хранятся в письменном столе Чехова на Белой даче.

Примечания:
1. Автографы М.П.Чехова здесь и далее приводятся по ДМЧ КП № 343/1-¬12
2. Вокруг Чехова. М., 1990. С. 230
3. Там же. С. 228
4. Чехов в воспоминаниях современников. М., 1960. С.664
5. Вокруг Чехова. С. 230
6. Переписка А.П.Чехова в трех томах. Т. 2. М., 1996. С. 272
7. Переписка А.П.Чехова и О.Л.Книппер. Т. 2. М., 1934. С. 497
8. Там же. С. 92