Министерство культуры Республики Крым
ГБУК РК «КРЫМСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК»

Благотворительная, попечительная и общественная деятельность


Н. Г. Ничипорук

«Чем хата богата, тем и рада» – такую надпись можно прочитать на резном деревянном блюде, находящемся сейчас в ялтинском доме А.П. Чехова. На нём крестьяне села Новосёлки Серпуховского уезда Московской губернии поднесли писателю хлеб-соль. Так они выразили свою благодарность за построенную Чеховым для их детей новую школу. Не менее благодарны были Антону Павловичу крестьяне сёл Талеж и Мелихово, где чеховскими усилиями дети тоже смогли ходить в новые школы. Это были 1890-е годы. Время, когда Чехов являлся попечителем Чирковской сельской школы, осуществлял надзор над народными библиотеками при Хатунской и Вельяминовской школах, входил в состав нескольких комиссий, избиравшихся Серпуховским санитарным советом. В фондах Дома-музея А.П. Чехова в Ялте хранится вырезка из газеты с сообщением, что при Солнышевской земской лечебнице Серпуховского уезда создано Благотворительное общество. В числе учредителей – А.П. Чехов. 

М.П. Чехов, младший брат писателя, приветствовал его возвращение из-за границы весной 1898 года: «…И опять ты примешься за школьное дело, будешь лечить, будешь сомнящемуся добро советовати, видеть воочию результаты своих трудов, – ведь это такое счастье, о котором я разве только мог бы мечтать <…>. У тебя есть вера в твоё дело, у тебя есть сознание, что ты приносил и приносишь пользу, что ты нужен не для одной только своей семьи…» . 

В чеховских Записных книжках сказано: «Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья». Благотворить, делать добро, оказывать помощь, попечительствовать, покровительствовать, заботиться – всё это было очень близко Антону Павловичу. «Чехов был одним из самых отзывчивых людей, которых я встречал в своей жизни, – свидетельствовал писатель А.С. Лазарев-Грузинский. – Услышав о чьём-нибудь горе, о чьей-либо неудаче, Чехов первым делом считал нужным спросить: ,, А нельзя ли помочь чем-нибудь? " Он говорил, что на каждую просьбу нужно отозваться, а если нельзя дать того, что просят, в полной мере, то нужно дать хоть половину, хоть четверть, но дать непременно. Эту отзывчивость Чехов пронёс через всю свою жизнь, как драгоценное вино, не расплескав, не утратив ни капли» .

Поселившись в Ялте осенью 1898 года, Чехов, как магнит, стал притягивать к себе жителей Крыма – людей самых разных социальных слоёв и возрастов. Они видели в нём человека, который может спасти их, выручить из какого-нибудь тяжёлого положения, дать совет в вопросах личной жизни и т. д. Вот, к примеру, письмо двух братьев: «Милостивый государь Антон (отчество), господин Чехов! Зная Вашу щедрость, в особенности к ученикам беднейших классов, я и брат мой <…> осмеливаемся обратиться к Вам с покорнейшею просьбою о помощи нам денежного пособия ко дню св. Пасхи на приобретение летнего форменного платья и сапог. О бедности и крайнем нашем положении известно г-ну директору прогимназии Н.Ф. Щербинскому. А ввиду какого-либо сомнения в нашей просьбе, Вы можете переслать на имя г-на директора. С почтением к Вам ученики Севастопольской 6-ти классной прогимназии Николай и Семён Вавиловы <…> 16 марта 1903 года» . Ответ Чехова неизвестен, но вряд ли он прошёл мимо этой просьбы, так как считал, что надо помогать всем просящим без исключения и при этом не бояться обмана: лучше быть обманутым, чем самому обмануться.

Очень часто к Антону Павловичу обращались туберкулёзные больные-бедняки. Они приезжали лечиться в Крым со всех концов России, но не имели средств жить в дорогих частных лечебницах и пансионатах. Одному человеку не под силу было сделать в этом направлении что-нибудь существенное, хотя Чехов помогал, чем мог. Редактор ялтинской газеты «Крымский курьер» А.Я. Бесчинский вспоминал: «Мне лично точно известно, каким путём Чехов подчас помогал больным «дёшево устроиться». Он через меня оплачивал их квартиру или целиком вносил за них плату в приют хроников благотворительного общества, куда мне, по его поручению, случалось помещать больных» . Ялтинский врач И.Н. Альтшуллер также утверждал: «Когда нас несколько человек задумало создать санаторию для нуждающихся, то Чехов, к которому мы обратились за содействием, очень горячо отозвался, объявил у себя приём пожертвований и много времени терял на жертвователей <..> он много раздавал, тайно помогал отдельным учащимся».

Осенью 1899 года наплыв больных значительно усилился в связи с удешевлением проезда по железной дороге. Чахоточные больные буквально одолевали Чехова. «Видеть их лица, когда они просят, и видеть их жалкие одеяла, когда они умирают, – это тяжело» , – писал он Горькому. Необходимо было организовать в Ялте такой санаторий-пансионат, в котором можно было жить и лечиться за небольшую, доступную плату. От имени ялтинского благотворительного общества «Попечительство о приезжих больных» Чехов написал воззвание, в котором, обрисовав тяжёлое положение больных, приезжающих в Крым с весьма ограниченными средствами, обращался ко всем «истинно добрым русским людям, где бы они ни проживали», с просьбой о пожертвовании в пользу неимущих больных. Подчёркивалось, что «всякое малейшее пожертвование, хотя бы и в копейках, будет принято с глубокой благодарностью. Текст воззвания, отпечатанный в типографии Вахтина в Ялте, хранится в фондах Дома-музея . Кроме отдельного оттиска, воззвание было напечатано в ряде газет в Нижнем Новгороде, Петербурге, Москве, Самаре, Смоленске. Многие друзья и знакомые Антона Павловича были его уполномоченными, имели квитанционные книжки и принимали по ним пожертвования. Другие просто собирали и присылали собранные средства Чехову в Ялту, а он высылал им квитанции в приёме денег. Шесть писем с сообщением о высылке денег на постройку пансиона и для нужд Ялтинского благотворительного общества хранятся в фондах музея. Датированы они в основном первой половиной 1900 года. Это письма Н.Д. Телешова, И. Ключанцева, Л.А. Корзинкина, А. Брыкиной, В. Прозоровой, Р.Д. Крыжановского . А.Н. Брыкина, в частности, писала Чехову: «Уважаемый Антон Павлович! На устройство задуманного Вами симпатичного дела – больницы для больных чахоточных в Ялте – прошу принять от меня десять рублей <…> Если же Вы захотите принять от меня услуги и тем сделать меня счастливой, то соблаговолите прислать мне подписной лист для сбора пожертвований; если лист почему-то нельзя, то что-нибудь в этом роде, только непременно за Вашей подписью: я уверена, что Ваша подпись соберёт во много раз больше, чем все мои старания. Простите, если беспокою Вас своим письмом. Глубоко уважающая Вас за Ваши литературные труды и задуманное доброе дело Анна Брыкина». Письмо В. Прозоровой обращает на себя внимание прежде всего фамилией адресата. Как известно, А.П. Чехов наделил такой фамилией своих героинь в пьесе «Три сестры». Пьеса написана в августе-декабре 1900 года. Причём в декабре Чехов приступил к переработке «Трёх сестёр» и в течение месяца переписал заново весь текст, создав новую, окончательную редакцию пьесы. Письмо же от В. Прозоровой было получено Чеховым значительно раньше, оно датировано 1. 08. 1900 годом. Поэтому вполне возможно, что фамилию для сестёр писатель заимствовал у своего адресата. В чеховедении неоднократно отмечалось, что отдельные эпизоды, лица, ситуации пьесы «Три сестры» связывались современниками с некоторыми действительными событиями и фактами.

Вместе с письмами сберегаются квитанции и квитанционные книжки:
 

книжка квитанционная № 11, выданная Чехову А.П. Ялтинским благотворительным обществом в январе 1900 года. В ней прошнуровано и скреплено сургучной печатью 49 корешков, заполненных рукой А.П. Чехова. Датированы они с 9. 01. по 22. 05. 1900 года ;
квитанция № 539 от 4. 03. 1900 года на приём Чеховым А.П. 10 руб. от конторы «Русских Ведомостей» для передачи их Ялтинскому благотворительному обществу в кассу нуждающимся приезжим больным ;
книжка квитанционная № 239 , выданная А.П. Чехову Ялтинским благотворительным обществом в 1901 году. В ней пронумеровано и прошнуровано, скреплено сургучной печатью 19 корешков без квитанций, заполненных А. П. Чеховым, 31 незаполненный корешок с квитанциями ;
27 квитанций Ялтинского благотворительного общества на деньги, собранные Чеховым за период с 13. 11. 1899 года по 30. 01. 1902 года ;
14 отрезных купонов денежных переводов в пользу нуждающихся приезжих больных на имя А.П. Чехова за период от 19.02. до 6.07. 1900 года .


В мемориальном доме писателя, в его письменном столе, лежат 50 корешков чеков в плотной картонной обложке, на задней стороне которой наклеен ярлык с надписью от руки чёрными чернилами по старой орфографии «Чехов Антон Павлович». Ниже типографским способом набрано: «Литография П. Францова в Одессе». Корешки чеков заполнены рукой А.П. Чехова с указанием номера чека, денежной суммы и даты, а также фамилии и инициалов лица, на которого выписан чек: И.Г. Витте, Н.М. Линтварёвой, Н.И. Баландина, В.М. Лаврова, И.А. Синани, Б.О. Кальфа и др. В такой же картонной обложке находятся ещё 49 корешков. Среди фамилий значатся: И.П. Чехов, Л.Н. Шаповалов, С.Я. Елпатьевский, В.И. Немирович-Данченко и др. Здесь же, в письменном столе Антона Павловича, хранятся: 

квитанции Ялтинского благотворительного общества № 52 от 25. 10 и № 50 от 29.10. 1899 года о получении от А. П. Чехова собранных им денег в пользу общества по счёту приезжих больных в сумме 50 и 115 руб. ;
квитанция № 335 от 27. 04. 1902 года о получении Ялтинским благотворительным обществом от А. Мошина 11 руб. 64 коп. в пользу нуждающихся приезжих больных .

На пожертвованные деньги Ялтинское благотворительное общество смогло организовать пансионат, названный «Яузларом». В нём было 20 мест, которые предоставлялись за минимальную плату беднякам, болевшим туберкулёзом. Известность этого пансионата была настолько велика, что всегда имелась очередь желающих попасть в него. В конце 1902 года Чехов написал второе воззвание: «…Тяжело больные всё едут к нам, едут со всех концов России, из Архангельска, из глухих мест Сибири, они затрачивают последние крохи, им собирают на дорогу товарищи, друзья, субсидируют учебные заведения и учреждения, где они учатся или служат, они приезжают в Ялту, как в последнюю инстанцию, где решается для них вопрос о жизни и смерти, - приезжают жалкие, одинокие, измученные <…> Устроители «Яузлара» с чувством гордости и радости могут указать немало больных, поступивших в него, а теперь поправившихся и сделавшихся работоспособными» (С 18, 93-94). Сбор средств продолжался, и это дало возможность за 45 тысяч рублей (из них пять тысяч Чехов внёс сам) купить на окраине Ялты только что построенную дачу. Ещё при жизни Чехова её стали перестраивать под санаторий. В 1906 году санаторий (на 45-50 мест) был открыт, за ним сохранилось прежнее название – «Яузлар». Как выглядел санаторий в то время, можно увидеть на старинной фотографии, хранящейся в фондах музея . С 1935 года здание является составляющей частью противотуберкулёзного санатория им. А.П. Чехова. 

Ещё один документ, свидетельствующий об активном участии А.П. Чехова в деятельности Ялтинского благотворительного общества, хранится в его письменном столе. Это брошюра «Отчёт правления Ялтинского благотворительного общества, состоящего под августейшим покровительством Её Императорского Величества Великой Княгини Ксении Александровны, за 1903 год. Ялта. Типография Вахтина, соб. д. 1904» . Официально А.П. Чехов был участковым попечителем о нуждающихся приезжих больных. В научно-вспомогательном фонде Дома-музея А.П. Чехова в Ялте имеются копии уведомлений Благотворительного общества об избрании его на эту должность – от 22 мая 1901 года и 14 июня 1902 года.

Помимо забот о туберкулёзных больных, проживая в Ялте, Чехов много внимания уделял и народному образованию. Сохранилась вырезка из газеты «Ялтинский курьер» с сообщением об избрании А.П. Чехова в члены попечительского совета ялтинской женской гимназии . Об этом событии Чехов писал сестре Марии Павловне 2 декабря 1898 года: «Вчера Варвара Константиновна сообщала мне по телефону, что я утверждён в должности члена попечительного совета гимназии» (П 7, 350). Попечительский совет Ялтинской женской гимназии избирался сроком на три года. Антон Павлович, судя по архивным документам, был введён в его состав дважды: в 1898 и 1902 годах. Из этого следует, что Чехов был членом попечительского совета весь ялтинский период жизни. В ноябре 1899 года Чехов был «утверждён членом Ялтинского уездного отделения Таврического епархиального училищного совета», о чём его официально известил в письме протоиерей А. Терновский (П 8, 602). В фондах музея хранится квитанция Общества для пособия недостаточным ученикам и ученицам ялтинских гимназий за № 94 от 2. 10. 1902 года на имя Чехова об уплате им членских взносов за 1902 год в размере 5-ти рублей . Антон Павлович был также попечителем земских училищ в Аутке и Гурзуфе. В письменном столе Чехова сохраняется брошюра «Книжный склад губернского земства. Прейскурант наглядных пособий. Издание третье. Курск. Типография Курского губ. земства. Московская ул., д. № 65. 1903». На обложке сверху надпись от руки чёрными чернилами: «Г-ну попечителю Аутского земского училища А.П. Чехову» . Многие вопросы по народному образованию Антон Павлович поднимал для решения в Ялтинском общественном собрании. Билет Ялтинского общественного собрания № 231, выданный действительному члену Чехову А.П. на 1900 год достоинством в 15 руб. , также хранится в фондах Дома-музея А.П. Чехова в Ялте.

В сентябре 1899 года из деревни Мухалатка, находящейся в сорока километрах от Ялты, пришёл к Чехову пешком священник П.В. Ундольский. Ему было поручено заведование школой в Мухалатке. Деревянное здание стало очень ветхим. Из-за отсутствия средств школе грозило закрытие. Чехов дал пятьсот рублей (всё, что было в столе) на её ремонт, а впоследствии помог построить для школы новое, каменное здание. Писатель занял Ундольскому на строительство 1000 рублей, высылая эту сумму частями по почте. В письменном столе Чехова хранится 7 квитанций в приёме денежных переводов в Байдары Таврической губернии на имя Ундольского Павла . В 1900 году мухалатские дети стали учиться в новой школе. В своих письмах Павел Васильевич выражал писателю благодарность за его «просвещённую отзывчивость и помощь, без которых данное предприятие едва ли бы осуществилось» (П 8, 611), и высказывал уверенность, что население Мухалатки навсегда сохранит о нём «добрую, благодарную память» (П 9, 538). С этим событием также связан отрезной купон на безвозмездную передачу Антоном Павловичем Чеховым 100 рублей в пользу только что построенной школы. Специальный типографский бланк заполнен чёрными чернилами рукой дарителя . Долгие годы он хранился у сына священника Н.П. Ундольского, а затем был подарен музею. 

Священник С.Н. Щукин в своих воспоминаниях также засвидетельствовал, что Антон Павлович был «членом попечительства при аутской церкви, сделал пожертвование в греческую церковь, в приходе которой находилась его дача, и <…> на татарскую мечеть» .

Живя в Ялте, Чехов не терял связи с родным городом Таганрогом, с Москвой, Серпуховским уездом, Мелиховым. В Таганрог часто писал Павлу Фёдоровичу Иорданову (городскому санитарному врачу и члену Городской управы, а позднее – городскому голове Таганрога). Переписка касалась, главным образом, организации в Таганроге библиотеки и музея. Чехов посылал для городской библиотеки книги, в большинстве полученные им от авторов, переводчиков или издателей, а также сборники своих произведений. Началось всё с посылки в мае 1890 года в Таганрогскую библиотеку пьесы Л.Н. Толстого «Власть тьмы» с авторской надписью и нескольких книг самого Антона Павловича. Иорданов писал Чехову 8 марта 1896 года: «… Глубоко благодарен Вам за участие, которое Вы принимаете в пополнении нашей библиотеки. Ваш щедрый дар пробудил интерес к библиотеке и в публике, и в городском общественном управлении, и, благодаря Вам, скоро наша библиотека займёт видное место в ряду публичных библиотек» (П 6, 469). Как видно из чеховского письма от 11декабря 1899 года, связь с Таганрогом не ослабевает: «Я не поблагодарил Вас за избрание меня в попечители библиотеки, и меня мучает совесть. <…> Помнится, вы хотели сделать меня членом приюта. Пожалуйста, делайте из меня и со мной всё, что только для Таганрога из меня можно сделать, отдаю себя в полное Ваше распоряжение. Членский взнос для приюта – 100 р. посылаю переводом по почте» (П 8, 328). В письменном столе Чехова на Белой даче сохраняются две квитанции в приёме перевода по почте на 100 рублей каждая в Таганрог на имя Иорданова Павла. Первая квитанция была выдана 13. 12. 1899 года, вторая – 7. 12. 1901 года . Сохранилась также 21 квитанция с крайними датами 27. 12. 1899 года – 6. 04. 1904 года о приёме посылок с объявленной ценностью на 2 рубля (или без объявленной ценности) . В посылках были книги, которые Чехов отсылал в Таганрог на имя Иорданова Павла и Арбушевской Любови, библиотекаря. Делая новые пополнения, Чехов учитывал состав книжного фонда библиотеки. На Белой даче сохраняются книги: «Каталог Таганрогской городской библиотеки. 1903 г. Таганрог. Тип. Н.Я. Рази» и «Первое прибавление к каталогу Таганрогской библиотеки. Издание 1903 года. Таганрог. Типография Тараховского А.Б. 1903» .Около двух тысяч книг подарил Антон Павлович родному городу. Когда после смерти А.П. Чехова вскрыли завещание, то оказалось, что деньги в сумме 1631 руб. 15 коп., находившиеся в кассе литераторов и учёных, оставлены на постройку нового здания для Таганрогской библиотеки. Подтверждением связи Чехова с родным городом в ялтинский период жизни служит ещё один документ: квитанция № 1053 Общества содействия народного образования от 15. 12. 1899 года о принятии от А.П. Чехова 4 руб. на Воскресную женскую школу в Таганроге . 

О неразрывной связи с Москвой свидетельствуют следующие документы:

брошюра «Отчёт общества попечения о детях народных учителей и учительниц в Москве с 19 ноября 1902 года по 31декабря 1903года» ;
Приглашение Чехову от Правления Общества взаимопомощи учащим и учившим в начальных училищах Серпуховского уезда от 05. 09. 1903 года принять участие в общем собрании, которое должно состояться 14. 09. 1903 года ;
брошюра – информация о деятельности Правления Общества попечения об улучшении быта учащихся в начальных училищах города Москвы и приглашение А. П. Чехову на очередное общее собрание, которое должно состояться в пятницу, 30 апреля 1904 года ;
квитанция № 21 от 5. 04. 1904 года на получение от А.П. Чехова 25 руб. на учреждение в Евангелической больнице в Москве кровати имени покойного Максима Августовича Штрауха ;
расписка за № 632 от 09. 04. 1904 года Ялтинской почтово-телеграфной конторы Таврической губернии в приёме перевода по почте на 5 руб. в Москву на имя Куркина Петра . Квитанция была выдана А.П. Чехову при посылке взноса на премию имени Е.А. Осипова, основоположника русской земской медицины и санитарной статистики. О денежном переводе Чехов писал Куркину в день его отправки: «Дорогой Пётр Иванович, посылаю 5 р.; передайте их куда следует, для приобщения к капиталу на премию имени Е.А. Осипова» (П 8, 452).

В 1898-1899 годах некоторые губернии России, особенно Самарскую и Казанскую, охватил неурожай. К недостатку хлеба для продовольствия населения присоединился недостаток корма для рабочего и домашнего скота. Писатель П.А. Сергеенко в марте 1899 года прислал Чехову письмо такого содержания: «Дорогой Антон Павлович, обращаюсь к тебе с неожиданной просьбой: помоги, ради бога, как и чем можешь, нуждающемуся люду в Казанской губ. Здесь ни средств, ни людей, а неурожай был полный <…> многие с осени не знают горячей пищи <…> на 100 рублей можно поддержать до лета 100 душ <…> торопи добрых людей. Надвигается распутица…» (П 8, 452). На это письмо Чехов ответил: «Ты пишешь: «торопи добрых людей». Я, по возможности, обираю ялтинских «добрых людей», но специально для Самарского кружка, питающего детей, и уже послал туда тысячу рублей. Одно могу сделать для Казанской губ<ернии>: напечатать к сведению «добрых людей» в местной газете присланные тобою адреса» (П 8, 128). Антон Павлович не только поместил в «Крымском курьере» № 66 от 23 марта заметку «В пользу голодающих Казанской губернии», но и в каждый из двух приведённых Сергеенко адресов послал по 100 рублей. Две квитанции на эти переводы, отправленные в один день, 17. 03. 1899 года, были сохранены Антоном Павловичем . Что касается Самарского кружка, то он был образован ещё в 1891 году, таком же неурожайном. Это был «Частный кружок для помощи детям крестьян Самарской губернии, пострадавших от неурожая». В 1898-1899 годах членом Комитета Самарского кружка был Александр Степанович Пругавин – публицист, исследователь старообрядчества, в указанные годы служил в самарском губернском земстве. 14 ноября 1898 года Пругавин направил Чехову письмо с воззванием Кружка о помощи голодающим и книжку для сбора пожертвований. Воззвание, значительно сокращённое и частично отредактированное Чеховым, было опубликовано в «Крымском курьере» 24 ноября под заголовком «Голодающие дети». 2 декабря Пругавин сообщил Чехову: «…члены Кружка приносят Вам искреннюю благодарность за выраженную Вами готовность принять участие в сборе пожертвований в пользу голодающих детей крестьян Самарской губернии». Позднее, в своих воспоминаниях Пругавин писал: «… особенно горячо и сердечно отнёсся к этому делу живший тогда в Ялте, на даче г-жи Иловайской, Антон Павлович Чехов. <…> и в течение всего времени, пока продолжалась наша «продовольственная кампания», - а она продолжалась целый год, с осени 1898 до осени 1899 года, - Чехов не уставал собирать пожертвования в пользу голодающих крестьян Самарской губернии, с замечательной аккуратностью высылал нам собранные им деньги. <…> Помимо сбора пожертвований и пропаганды в печати, Антон Павлович много хлопотал о том, чтобы в Ялте устраивались спектакли, концерты и вечера в пользу самарских крестьян, которые пухли от голода и цинги» . В письменном столе Чехова на Белой даче хранится конверт, в котором находятся 25 квитанций почтовых денежных переводов в Самару на имя Александра Пругавина, датированные 1898-1899 годами .

Весь период проживания А. П. Чехова в Ялте ему приходилось выполнять многочисленные просьбы разного характера отдельных людей. В научно-вспомогательном фонде музея хранятся копии (оригиналы находятся в РГБ, бывшей Государственной библиотеке им. В. И. Ленина, куда в 1926 году был передан архив писателя, ряд биографических документов и т.д.) трёх писем местной жительницы княгини М. В. Барятинской. Первое письмо датировано 2. 09. 1898 годом. Барятинская писала: «Милостивый Государь, Антон Павлович! В основанном мною в ноябре 1896 года пансионе для недостаточных лёгочных больных имеется небольшая библиотека, пополняемая жертвуемыми книгами. Не найдёте ли и Вы возможность внести в неё свою лепту, пожертвовать Ваши собственные сочинения. Нет надобности говорить, что высокое наслаждение, доставляемое Вашими произведениями, заставит, конечно, не одного больного хотя на время забыть о своём тяжёлом горе…». Буквально через неделю Чехов получает второе письмо: «Глубокоуважаемый Антон Павлович! Мои больные бесконечно благодарны Вам и чрезвычайно обрадованы Вашим подарком: большое счастье читать любимое произведение и знать, что книга подарена автором, именем которого гордится каждый русский. Со своей стороны приношу Вам свою искреннюю благодарность за Ваше любезное пожертвование. Примите, Глубокоуважаемый Антон Павлович, уверение в совершенном моём почтении…». Княгиня М.В. Барятинская была председателем Ялтинского Комитета Российского общества Красного Креста. А.П. Чехов был избран Действительным членом общества. Копия уведомления об избрании за №181 от 24. 12. 1898 года также хранится в научно-вспомогательном фонде музея. В письме от 22. 03. 1900 года Барятинская просила Чехова походатайствовать перед приехавшим в Ялту художественным Кружком об устройстве спектакля в пользу Ялтинского комитета Российского общества Красного Креста.
По инициативе самого писателя артисты Художественного театра, во время гастролей в Ялте, устроили литературный вечер, читали отрывки из пьес разных авторов, а И.М. Москвин и М.Ф. Андреева выступили с рассказами Чехова: «Ванька», «Событие» и др. На квитанции № 510 Ялтинского Благотворительного общества, сохранившейся у Антона Павловича, написано: «1900 года апреля 25 дня, получено в пользу Ялтинского Благотворительного общества по счёту приезжих больных от Литературного вечера, данного 22 апреля 1900 года в городском театре художественной труппой, деньги последовали через г-на А.П. Чехова. Всего триста два руб. Казначей Орлов» .

18 сентября 1900 года Чехов получил письмо из Херсона от студента Ярошенко, который просил устроить его в пансион для нуждающихся приезжих больных . 20 февраля 1903 года к писателю обратился уполномоченный Попечительства Императрицы Марии Фёдоровны о глухонемых по Екатеринославской губернии Ф.Ф. Мовчановский с просьбой принести в дар произведения для сборника в пользу глухонемых . В тетрадке с надписью «Попечительство»– записи писателя в ноябре неопределённого года сумм денег, выданных им в пользу нуждающихся людей . Не только людям помогал Антон Павлович: он был членом Российского общества покровительства животным. Сохранился членский билет этого общества за № 22, выданный Чехову А.П. на 1900 год . И не только сам Антон Павлович делал добрые дела, но и его произведения. В книжном шкафу писателя хранится афиша общедоступного литературно-музыкального вечера, посвящённого произведениям А.П. Чехова, который состоялся в зале Городской Думы города Смоленска в четверг, 8 февраля 1901 года. Сбор в пользу приюта попечительств о бедных детях Смоленского общества попечения о детях .

Ещё много добрых дел Антон Павлович просто не успел сделать, так как рано ушёл из жизни. М. Горький рассказывал, как, будучи с ним в Кучук-Кое, Чехов мечтал о постройке там санатория для больных сельских учителей: «…я выстроил бы этакое светлое здание – очень светлое, с большими окнами и с высокими потолками. У меня была бы прекрасная библиотека, разные музыкальные инструменты, пчельник, огород, фруктовый сад…» .
В своём письме-завещании к сестре Марии от 3 августа 1901 года Чехов писал: «… Я обещал крестьянам села Мелихово сто рублей – на уплату шоссе; обещал также Гавриилу Алексеевичу Харченко (Харьков, Москалёвка, свой дом) платить за его старшую дочь в гимназию до тех пор, пока её не освободят от оплаты за учение. Помогай бедным. Береги мать. Антон Чехов» . Харченко Гавриил Алексеевич – знакомый семьи Чеховых, в Таганроге служил мальчиком в лавке Павла Егоровича. Завещание Антона Павловича было выполнено по всем пунктам. В письменном столе Чехова на Белой даче хранятся 13 квитанций на уплату за обучение в Мариинской Харьковской женской гимназии Александры Харченко в 1900-1904 годах . Здесь же находятся 36 квитанций на уплату А.П. Чеховым за обучение в Ветеринарном институте в городе Юрьеве Александра Андрушкевича, сына серпуховского земского служащего, знакомого Чехова. Даты на квитанциях свидетельствуют, что Александр Андрушкевич получал от Чехова стипендию с 1898 по 1903 годы . В сентябре 1898 года А.П. Андрушкевич писал Чехову: «Если бы не Ваша доброта, то мне не видать бы института, как своих ушей; 1 июля 1901 года: «Единственно Вам одному я обязан всею и последующею жизнью» (С 17, 365).

После смерти писателя продолжало делать добро само его имя. В 1910-е годы Комиссией по устройству учительского дома в Москве была издана почтовая открытка с репродукцией портрета А.П. Чехова работы Браза. На обороте открытки оттиснута по старой орфографии эмблема: «В пользу фонда на устройство учительского дома в Москве» .
Мария Павловна Чехова была верной помощницей своему брату. Во время строительства школ она вела торг с подрядчиками, покупала материалы, заботилась об их доставке, в качестве медицинской сестры присутствовала на приёме у брата больных крестьян. Поручал Антон Павлович своей сестре и собирать пожертвования в Москве на строительство пансионата «Яузлар». В фондах музея хранится квитанционная книжка для сбора средств в пользу Ялтинского благотворительного общества, которая содержит 100 корешков и квитанций . На обороте сотового корешка – сургучная печать и надпись чёрными чернилами от руки: «Прошнурованная книжка, имеющая 100 квитанций, выдана Марии Павловне Чеховой для сбора пожертвований в пользу пансиона «Яузлар» за № 192. Подпись – Товарищ Председателя Г. Ярцев». Сборы проводились с 7 декабря 1901 года по 11 апреля 1916 года. С 74 номера и с 81 номера корешка и квитанции чёрными чернилами от руки на каждом листе дописано: «На стипендию имени Чехова». Среди жертвователей указаны фамилии Л.С. Мизиновой, М.С. Малкиэль, А.Л. Желябужского, К.П. Розанова, Букишона (И.А. Бунина), К.С. Станиславского, А.Л. Вишневского, В.А. Гиляровского, Н.Е. Эфроса, С.А. Найдёнова, А.С. Суворина, М.П. Чехова, Л.Б. Яворской, А.И. Иваненко, К.А. Коровина, М.Ф. Якунчиковой и др. На оборотных сторонах крышек переплёта наклеены квитанции на сдачу Чеховой М.П. собранных денег в кассу общества. О благотворительной деятельности Марии Павловны свидетельствуют также следующие документы, хранящиеся в фондах музея: 

книжка с членскими билетами, квитанциями и корешками к ним Крымского общества борьбы с туберкулёзом (на корешках указаны фамилии действительных членов общества, сумма взноса и дата заполнения). С 11 июня по 21 сентября 1906 года членские билеты получили: Г.М. Чехов, А.А. Хотяинцева, С.П. Бонье, К.М. Иловайская, В.К. Харкеевич, священник Щукин Сергий, Бренёв Игорь, И.П. Чехов, С.В. Чехова ;
письмо Чеховой Марии Павловны от 22. 01. 1910 года из Москвы в Ялту доктору Альтшуллеру Исааку Наумовичу с просьбой к Ялтинскому благотворительному обществу присоединить к капиталу на стипендию имени А.П. Чехова при санатории «Яузлар» 100 рублей, полученных от художницы М.Ф. Якунчиковой и посланных Марией Павловной в Ялту на имя доктора ;
письмо Ялтинского благотворительного общества Чеховой Марии Павловне с благодарностью за пожертвование 2000 рублей на постройку в пансионе «Яузлар» комнаты имени А. П. Чехова и уведомлением об избрании её почётным членом общества. Письмо датировано 29. 04. 1905 года ;
Благодарность начальницы Ялтинской женской гимназии В.К. Харкеевич Чеховой Марии Павловне за пожертвование ею 200 рублей на учреждение стипендии имени А. П. Чехова в 1910 году ;
книжка квитанционная для сбора пожертвований на учреждение стипендии имени Чехова А.П. в Ялтинской женской гимназии с №№ квитанций 76 по 150 . На листе перед первым корешком квитанции надпись от руки чёрными чернилами: «Эта книга вручается Марии Павловне Чеховой. 29 апреля 1911 года. Начальница гимназии В. Харкеевич». На талоне № 76 рукой Чеховой Марии Павловны указано, что от К.С. Станиславского получено 23 июня 1913 года 25 руб. На обороте – расписка В.К. Харкеевич;
квитанция № 3455 Комитета по оказанию помощи на ЮБК больным и раненым, пострадавшим в действующей армии. Выдана Чеховой М.П. за пожертвование 27. 07. 1915 года 25 рублей на противогазы ;
две Благодарности Серпуховского уезда земского собрания от 2. 01. 1915 года и 22. 04. 1916 года Чеховой Марии Павловне за пожертвования на нужды Мелиховской школы ;
квитанция № 159 Ялтинского Попечительства о призрении находящихся в городе Ялте семейств нижних чинов запасных и ратников ополчения, призванных на действительную службу, в приёме от М.П. Чеховой 27. 07. 1916 года членского взноса в сумме 25 рублей ;
квитанция № 2209 Ялтинского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулёзом на пожертвование М.П. Чеховой 20 рублей 20. 04. 1916года .

Датирован 1916 годом также конверт с надписью на его лицевой стороне простым карандашом рукой Марии Павловны «Повинности из холост. мешка». К верхнему клапану его приклеена квитанция Ялтинской женской гимназии за № 227 от 12. 09. 1916 года на уплату Чеховой Марией Павловной 40 рублей за право учения её воспитанницы Н.В. Рудичевой. В конверте 7 таких же квитанций на уплату за период с сентября 1915 года по май 1918 года .

Трудный период пришлось пережить Марии Павловне в годы гражданской войны. Достаточно сказать, что Чеховский дом был обстрелян, в нём побывали грабители, несколько раз сюда приходили с документами на обыск и арест. Однако сестра писателя находила силы не только сохранять Белую дачу, но и помогать другим людям. Из письма профессора Тихоновича (Прага), через 60 лет спустя, стало известно, что хозяйка Чеховского дома создала в годы гражданской усобицы что-то вроде приюта для детей, оставшихся без попечения. Она кормила их, проводила занятия, ходила с ними на экскурсии в Никитский ботанический сад . Из оставшихся документов тех лет – почтовая открытка, адресованная М.П. Чеховой с уведомлением, что 20 марта 1919 года состоится заседание Временного Попечительного Совета в Ялтинской мужской гимназии .

В архиве Марии Павловны сохранилась папка с надписью: «Моё депутатство в горсовете Ялты в 1939, 1940 и 1941 г.г». В папке собраны разные документы: списки улиц и домов по 88-му избирательному округу, список малограмотных и неграмотных, жалобы и заявления избирателей, копии писем М.П. Чеховой в разные организации и ответы на них о принятых мерах. В газете «Сталинское знамя» от 18. 11. 1939 года размещена информация о предвыборном собрании сотрудников музея краеведения и Дома-музея А. П. Чехова. На нём единогласно была выдвинута кандидатом в депутаты Ялтинского городского совета Чехова Мария Павловна . 3 января 1940 года в Ялтинском городском театре Мария Павловна открывала первую сессию Ялтинского городского Совета депутатов трудящихся. Об этом информировала газета «Сталинское знамя» от 4. 01. 1940 года. Вырезка из газеты хранится в архиве Марии Павловны . Через три дня в этой же газете была опубликована её речь . Почти через год Мария Павловна по просьбе редакции поделилась опытом своей депутатской деятельности на страницах городской газеты. 18 декабря появилась её статья «На службе у народа». «Избиратели 88-го избирательного округа Ялты, – писала М.П. Чехова, – удостоили меня высокой чести представительствовать в городском Совете депутатов трудящихся. Я в печати заявила о своей готовности в меру сил и способностей быть слугой народа. Звание народного депутата я понимаю как идеал общественного деятеля, к которому мне нужно стремиться в скромной роли депутата Совета небольшого города. Я не преуменьшила тогда одной трудности, которую предвидела для себя, принимая обязанности депутата. Тяжёл для меня груз преклонных лет! <…> Мне жаль, что силы мои израсходованы в прошлом, уже недостаточны, чтобы каждое дело я могла начать и довести до конца сама. <…> И всё же думаю, что должна дойти до нужного мне учреждения, организации или разобраться в жалобе на месте, – и только таким путём принять меры к удовлетворению просьбы избирателей» .

Мария Павловна Чехова умерла в 1957 году, прожив долгую жизнь –93 года. Как и Антон Павлович, она всегда проявляла сострадание к ближнему, спешила на помощь нуждающимся. В рассказе А.П. Чехова «Крыжовник» есть такие строки: «…если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чём-то более разумном и великом. Делайте добро!» Ещё один документ из архива Марии Павловны зафиксировал её доброе дело – это список 10 книг, переданных Марией Павловной Чеховой библиотеке посёлка Чехово 16 апреля 1949 года . В Библии сказано: «Всякое даяние благо».