Министерство культуры Республики Крым
ГБУК РК «КРЫМСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК»

ДОМУ-МУЗЕЮ А. П. ЧЕХОВА В ЯЛТЕ – 90 ЛЕТ


А. В. Ханило

В конце ноября 1920 года в Крыму окончательно установилась советская власть и 9 апреля 1921 года Ялтинский военно-революционный комитет выдал Марии Павловне Чеховой охранную грамоту, в которой говорится: «Ввиду исключительного внимания российского пролетариата к трудам и литературным заслугам умершего писателя Антона Павловича Чехова, дачу его на Аутской улице взять под свое наблюдение в целях полной сохранности и неприкосновенности внутреннего размещения обстановки, в которой писатель провел свои последние года».

И далее по пунктам указано:
«1. Дача А.П. Чехова не подлежит никакому уплотнению, путем вселения в нее новых жильцов.
2. Предметы внутренней обстановки дачи не подлежат никаким реквизициям и изъятию.
3. Никакие обыски в даче А.П. Чехова без ведома и представителя Ревкома не допускаются.
4. Арест или задержание проживающих в даче А.П. Чехова, сестры его М.П. Чеховой и брата писателя И.П. Чехова с женой без санкции Ревкома не допускаются.
5. Наблюдение за сохранностью внутреннего распорядка поручаются М.П. и И.П. Чеховым на условиях выработанных отделом Народного Образования.
6. Нарушение указанных постановлений будет караться по всей строгости революционных законов.
Председатель Уездно-Городского Революционного Комитета М. Шабулин».

И так, 9 апреля 1921 года дом А.П. Чехова официально становится музеем. Хотя, фактически с 1904 г. после смерти Антона Павловича сюда приезжали и приходили поклониться его дому его друзья, знакомые и многочисленные поклонники его таланта.

Все эти годы дом содержала на свои средства сестра писателя Мария Павловна. Особенно тяжело ей было в годы первой мировой войны, в годы революции и гражданской войны. Ни намного легче стало и после того, как дом был объявлен музеем. Первые годы он находился в ведении КрымОХРИСа (отдел охраны памятников старины), который тоже не имел достаточных средств на содержание музея. Нужно было провести ремонт, а денег не было.

Активное участие в организации музея принял председатель Ялтинского Ревкома бывший учитель Михаил Николаевич Шабулин. Очень тревожный период переживали жители Ялты. В Багреевке в январе было расстреляно большое количество людей. Среди них хорошие знакомые Антона Павловича. Нотариус А.Ф. Фролов-Багреев, который помогал писателю в его нелегких переговорах по поводу продажи права на издание своих произведений издателю А.Ф. Марксу, Чехову срочно нужны были деньги на строительство ялтинского дома. Погиб там же и сын священника П.В. Ундольского, с которым Чехов часто общался. На долю Марии Павловны выпали и свои трагические события в семье. В декабре 1917 г. ушел из жизни любимый племянник Володя, сын Ивана Павловича. Родителям Володи Мария Павловна писала: «Потерю Володи я переношу труднее, чем потерю брата Антона переносила в былое время». В январе 1919 г. умерла мать, Евгения Яковлевна.

А в марте 1922 г. ушел из жизни брат Иван Павлович. Откуда брала силы Мария Павловна — эта хрупкая женщина.

Единственное, что радовало ее, что дом Антона Павловича «сохраняется в неприкосновенности».
Она ездила в Москву в Наркомпрос, встречалась с А.В. Луначарскими и О.Ю. Шмидтом, которые оказали ей большую помощь.

Посетители приходили в музей в любое время, вспоминала, что «летом приходилось принимать даже в 11 часов ночи».

Мария Павловна проводила экскурсии, занималась ремонтом дома, ухаживала за садом и все хозяйственные заботы тоже лежали на ней. Единственным помощником у нее была Пелагея Павловна Диева, бывшая сиделка Евгении Яковлевны.

В эти тяжелые годы далеко друг от друга оказались два самых близких Антону Павловичу человека — сестра и жена писателя.

Мария Павловна в Ялте, а Ольга Леонидовн на гастролях по югу России, а потом с Качаловской группой за границей, связи между ними почти не было. В 1922 г. Ольга Леонардовна вернулась в Россию и тут же гастроли Художественного театра, снова за рубежом: Париж, Нью-Йорк и др. Наконец вернулась в Россию.

10 октября 1924 г. Мария Павловна писала Ольге Леонардовне: «Милая, добрая Оля, я получила твое письмо, если бы ты знала, как я была счастлива! Я рада, что ты в России... Я на советской службе — заведующая Домом-музеем А.П. Чехова в Ялте. Принимаю посетителей, пишу и отписываю без конца. Устаю. Полинька моя сотрудница...»

18 сентября 1925 снова писала Ольге Леонардовне: «Ремонт все еще продолжается, начали красить крышу в белый цвет, как было при Антоше».

Ремонтами Мария Павловна занималась постоянно, архитектор Л.Н. Шаповалов оказался не очень опытным, молодым. Дом построил на оползне, поэтому постоянно появлялись трещины, к тому же дом оказался очень холодным, приходилось перекладывать печи, бороться с сыростью, которая появлялась на северных стенах комнат первого этажа и в кладовке.

В ноябре 1926 года Мария Павловна добилась передачи музея А.П. Чехова в Ялте в ведение Государственной Библиотеки им. Ленина. Привожу полностью этот документ:
Главнаука. 29/XI-1926 г.
Москва, Подосееский п. 21
копии: в Библиотеку им. Ленина, Моховая ул.,
в Дом-музей Чехова в Ялте, г. Ялта,
в Финчасть Главнауки.
Главнаука НКБ настоящим сообщает, что постановлением Малого Совнаркома от 29/X с.г., протокол №29, Музей Чехова в Москве и Дом-музей Чехова в Ялте включены в состав Библиотеки им. Ленина на правах отделения последней.
Принимая во внимание, что музей Чехова в Москве фактически вошел в состав Библиотеки им. Ленина еще с 1/X-25 года и указанное постановление СНК является лишь юридическим оформлением этого акта, Главнаука НКП настоящим предлагает произвести, на основании упомянутого постановления передачу Библиотеке им. Ленина — Дома-музея Чехова в Ялте, состоящего до сего времени в ведении Московского Управления Музеями-Усадьбами.
Одновременно надлежит перевести Библиотеки им. Ленина средства, отпускаемые на содержание и зарплату указанного Дома-музея, утвержденный Ц.Ш.К. — штат которого — следующий: 1 — Заведующий Музеем / Пом. Хранителя / и два сторожа».

Штат всего три человека, вместе с Марией Павловной. Но она была рада, что музей теперь находится в ведении библиотеки. Ведь это бывший Румянцевский музей, куда с 1912 года она сдавала на хранение рукописи Антона Павловича, его письма и многие другие материалы и фотографии. Все это послужило, позже, основанию Государственного Литературного музея.
В эти же годы Мария Павловна впервые знакомится с главным бухгалтером (зав. финансовой частью библиотеки) Михаилом Ивановичем Крутицким, который был главным покровителем музея вплоть до 1960 г. По всем сложившимся вопросам содержания музея Мария Павловна обращалась к нему.

В эти годы Мария Павловна ведет и большую литературную работу. Она получала большое количество писем с различными вопросами о Чехове, о его творчестве, о его отношении к литературе и многом другом. Никто никогда не подсчитывал, какое количество ею было послано различным адресатам. Это уже значительно позже стали собирать в музее письма, пришедшие на имя Марии Павловны. Это положило начало такой деятельности, или переписки, которая получила название «Чеховиана» — она и сейчас храниться в музее.

В 1927 г. в апреле в Библиотеке сделали футляр на письменный стол А.П. Чехова, для сохранности мелких предметов на нем. Об этом М.П. сообщала Ольге Леонардовне: «говорят очень замечательный, но я его уже ненавижу, этого ты, конечно, не говори Михаилу Ивановичу».

С 1923 г. Михаил Павлович Чехов стал периодически приезжать в Ялту, здесь были условия для его литературной работы, а позже поселился в Ялтинском доме. В московской квартире его уплотнили, Евгения Михайловна вышла замуж и вскоре женился Сергей Михайлович.

В Москве у него даже не было стола, за которым он мог работать. Мария Павловна приютила его у себя — уже летом 1927 г. он окончательно поселяется. Занимается переводами, своими литературными работами и позже начинает помогать Марии Павловне в ее музейных делах.

Все как будто бы налаживалось и вдруг неожиданная беда. Крымское землетрясение 9-ти бальное 1927 г.

1 октября Мария Павловна писала Ольге Леонардовне: «6 час. утра. Милая Оля, сегодня 20 день, как мы трясемся, правда не сильно, но все-таки жуткое ожидание вышибло нас из колеи настолько, что достаточно мухи ударится о стекло, как уже сердце заколотится и хочется бежать... вчера сказали, что развалился на Боткинской дом Капниста, это был великолепный дом. <...> Дом-музей Чехова, этот по-видимому дорогой для нас всех памятник, остался забытым. Если бы не моя настойчивость, то комиссия по всей вероятности не пришла бы до сих пор. Теперь уже было две, но я все еще не получила резолюций, которые я должна послать в Москву. Радостного мало. Дом признан в 3й категории. Это значит нужен капитальный ремонт и жить в нем нельзя <...> Скоро наступит холодное время, а мы ночуем в фанерном шалаше. <...> Надо бы построить хороший досчатый барак и перенести туда его вещи музейные. Дом такой же можно построить, а экспонатов не найдешь, они могут все погибнуть под развалинами <...> Но что я могу сделать одна? Говорят большинство домов в Гурзуфе превратились в порошок. <...> На твоем домике божье благословение».

7 октября 1927 г.: «Дом в котором мы запирались наглухо <...> пили, ели и мирно спали, стал нам страшен! <...> Меня поражает равнодушие Ялты в Чеховскому музею и особенно равнодушие г. Шаповалова, он даже не приехал с комиссией от Гостехбюро, которой я заплатила 20 р. и за извозчика. <...> Ты только подумай — где взять пять тысяч (так определила комиссия) на ремонт дома?»

Все эти письма по поводу землетрясения публикуются впервые.

В конце ноября 1927 г. Мария Павловна начинает ремонт дома, но средств было очень мало. Комиссия назначила 1500, но денег не дала, 800 р. прислала Библиотека. Весь 1928 г. музей был закрыт на ремонт.

28 января 1928 г. Мария писала: «На сей раз я пробуду в Москве не долго: Нужно еще протянуть ручку в Госиздате и купить обои...»

20 марта 1928 г.: «У нас стоят морозы и все потонуло в снегу, попорчены пальмы и вечнозеленые бордюры. Небывалая погода в такую пору у нас в Крыму!»

15 апреля 1928г.: «Дом наш весь в лесах, окна вынуты, смертельный холод <...> Моя комната, кабинет, спальня, комната мамаши эвакуированы совершенно. <...> Молясь, я только говорю: Господи, пошли мне сил и больше мне ничего не надо. Ведь я начала ремонт с негодными средствами и у меня нет даже десятника. <...> Приходится выклянчивать материалы и безумно торговаться с рабочими. На три с половиной тысячи далеко не уедешь.<...>
У Михаила Павловича был сильный приступ грудной жабы, едва спасли. Доктора два дня не выходили из нашего дома».

14 октября 1928 г.; «Я никому не... Не дописав не писала, пришлось от страха удирать вниз по лестнице — опять землетрясение. Довольно сильный короткий толчок, все затряслось и зазвенело <...> С сжатым сердцем я опять поднялась к себе наверх и вот продолжаю мое послание».
В конце 1928 г. после длительного ремонта был открыт музей для посетителей. В октябре 1929 г. Мария Павловна посылает отчет за работу музея (отчет о произведенном ремонте, о посещаемости).

10 октября 29 г. писала Ольге Леонардовне: «За 1928-29 г. прошло по коврам кабинета 16.498 ног от 8.149 посетителей. <...> Все ждала, что мне увеличат жалование или дадут пенсию, но ни того, ни другого не слышно. Как тут на 95 руб. прокормиться со всеми и с индустриализацией?»
В те годы экскурсанты ходили по комнатам, ковры лежали, сохраняя паркет чеховский, полотера не приглашали — это стоило очень дорого. Еще при Антоне Павловиче в доме была щетка-полотер, очень тяжелая и Пелагея Павловна (Полинька) каждый день натирала полы. [Я помню эту тяжеленную щетку, которую тяжело было сдвинуть с места. С 1946 г. и начала 50-х гг. ею натирали пол, было жалко старенькую Пелагею Павловну, я помогала, как могла, летом 1947 г. взяли на работу кассиром Любу Смирнову (на летнее время), она была физически крепче меня. И мы с ней вместе часто натирали чеховский паркет. В начале 20-х гг. в Ялту к П.П. приехала ее старшая сестра Ольга Павловна, которая в былые годы работала горничной у родственником И. Тургенева, вместе с ними бывала во Франции. Эти две старые женщины пилили дрова, кололи, топили все печки в доме Чехова и еще выполняли много другой физической работы. А.Х.]

В 1929 г. к 25-летию со дня смерти Антона Павловича в Москве был создан Комитет организации чествований, поэтому Мария Павловна и надеялась на какое-то повышение зарплаты. Но ничего не получилось. Только П.П. получала зарплату 45 р. Марии Павловне приходилось еще кормить и Михаила Павловича, не получавшего зарплаты. Он стал сотрудником музея лишь в 1935 г.
Приведу еще одно довольно трагическое письмо, которое М.П. писала Ольге Леонардовне 4 декабря 1929 г.: «Подпорные стены валяться и их надо укреплять. Ремонт ограды входит в пятилетку и я должна стараться. <...> Сегодня Варварин день и я навестила бывшую начальницу [Харкеевич В.К., начальница гимназии — А.Х.]. Как ужасно она живет! Ее лишили квартиры, в которой она прожила 36 лет. Теперь у нее холодно, как на дворе, если бы не Манефа, то она погибла <...> Это обстоятельство наводит на весьма грустные мысли...»

Мария Павловна проводит многочисленные экскурсии, отвечает на письма, ведет записи хозяйственных расходов, составляет отчеты. Очень рада, когда приезжает Ольга Леонардовна. 13 июля 1932 г. сообщает Ольге Леонардовне: «Получила прибавку к жалованию. Я получаю 160 руб. <...> и Поля 75. Летом приезжал Вишневский А.Л., актер МХТ, старался как-то помочь Марии Павловне. Видел как она утомляется на работе. Добился установки телефона в музее. М.П. писала О.Л. 10.X-32: «Передай Вишневскому, что телефон вчера у нас повесили, иначе сказать нельзя, т.к. он висит и дрыгается в передней, самой допотопной системы. Александр Леонидович очень хлопотал и просил сообщить ему об этом. Прибавь мое большое спасибо! Моим ногам теперь будет полегче».

В 1934 г. Мария Павловна начинает работу над музейным каталогом. 14 ноября обратилась к О.Л.: «...фотография — ты с Антоном Павловичем на кумысе, нужно про нее что-нибудь написать в исторический каталог. Напиши коротенько — как вы повенчались и поехали туда, как твой муж пил кумыс и проч., одним словом что тебе желательно, то и напиши. Я помещу в каталог, что это записано с твоих слов. Помоги мне написать о Комиссаржевской. Я совсем мало о ней знаю. <...> Весной когда приеду в Москву, привезу с собой каталог и тогда обращусь к Дерману <...> Получила книжку Соболева о Чехове. Читаю, точно про чужую семью! Да и нагородил же! Прости ему, Господи!

Сейчас у меня идут работы по оползням, изрыли весь сад и за оградой кладбище теперь роют, по причине осадки дома все еще не можем выяснить».

К работе над каталогом подключается Михаил Павлович, с 1935 г. он становится научным сотрудником и консультантом музея.

Здоровье становится все хуже, приступы повторялись. 14 ноября 1936 г. Михаил Павлович скончался. Каталог «Дом-музей А.П. Чехова в Ялте» вышел в 1937 г. Авторы каталога — Мария и Михаил Чеховы.

В 1939 г. Мария Павловна проводит ремонт дома. В бывшей комнате Евгении Яковлевны создает музейно-биографическую комнату. Ольге Леонардовне писала 12 января 1940 г.: «Теперь столовая приняла такой вид, как было при Антоне Павловиче. Все лишнее перенесено в комнату матери, а из этой последней, находящейся еще в работе, получается интересный биографический музей, начиная с детства А.П. и кончая смертью. Там висит твой портрет, написанный Срединым <...> Перенесен стол, за которым написана «Чайка» и множество фотографий и рукописей. Откроем эту комнату только к годовщине рождения, т.е. к 29 января».

В 1940 г. 29 января была открыта музейно-биографическая комната.

20 марта 40 г. Мария Павловна получила письмо от Ольги Леонардовны, в котором она сообщала о похоронах Булгакова. В ответном письме Марии Павловны: «Я тоже тяжело перенесла смерть Булгакова. Он мне был всегда очень симпатичен. Мы познакомились в Ялте и даже подружились — он преподнес мне книгу свою с хорошей надписью».

9 мая М.П. сообщала О.Л.: «Вчера мне пришлось принимать литераторов из Литфонда <...> Был и маленький Дерман, держался очень симпатично, как друг настоящий. Сейфулина милый человек и добрый, я искренно полюбила ее, она часто бывает у нас и даже ночует нередко».

Начало войны, особых волнений нет в письме от 26 июля М.П. даже выражает надежду, что О.Л. «в августе возможно приедет в Гурзуф».

В первых числах июня М.П. была в Москве. Первое тревожное письмо от 23 сентября 1941 г.: «Я очень страдаю и боюсь, остаюсь на посту — никуда не уеду, потому, что не представляю себя в другой роли, как только хранительницы дорогого мне памятника, да и материал переписки А.П. со мной. Не знаю только, какова судьба материала отправленного в Москву для первого тома <...> По музею все еще работаем, хотя служащие сокращены...»

8 ноября 1941 г. немцы вошли в Ялту — два с половиной года оккупации Мария Павловна перенесла очень тяжело — голод, холод, бомбежки. Немецкий майор Бааке неделю прожил в чеховском доме. Квартирмейстеры которые для него искали квартиру хотели занять кабинет писателя и его спальню, но М.П. сказала, что это музей и занимать эти комнаты нельзя. Перед этим она выставила открытку с изображением драматурга Г. Гауптмана среди фотографий в веере, где были Горький, Бунин, Шаляпин и др. Немцы вероятно решили, что Гауптман бывал здесь у Чехова. М.П. предложила занять столовую, где и жил майор. Не нарушая никакого порядка в доме. Ни одна фотография, ни один предмет из дома не пропали.

16 апреля 1944 г. освободили Ялту, в тот же день в музей пришли бойцы Советской армии вместе со своим командиром и передали ей письмо от своей части:
«Дорогая Мария Павловна! Бойцы и офицеры воинской части 23646 горячо благодарят Вас за то, что Вы в тяжелые дни немецкой оккупации сумели сохранить этот родной и близкий каждому русскому человеку домик нашего замечательного писателя Антона Павловича Чехова.
Сейчас мы идем в бой. Во имя любви к жизни, во имя любви к человеку, во имя всего того чем жил и что любил наш Чехов мы будем уничтожать орды фашистских злодеев, заливших кровью нашу родную землю.

Имя Антона Павловича Чехова, великого писателя и великого патриота нашей родины, всегда было и остается дорого и близко сердцу каждого нашего воина.

По поручению бойцов и офицеров
в/ч 23646
старший лейтенант В. Стежинский
16.4.44
Это были первые посетители чеховского музея, под ногами еще хрустели стекла, их помогли убрать сами солдаты, ведь в ночь перед освобождением в чеховский сад попали четыре бомбы. Проведение спасло сам дом, одна бомба упала в 3 метрах от окна кабинета писателя.
Мария Павловна для воинов провела экскурсию. И с этого дня постаревшая и похудевшая, слабенькая Мария Павловна, после двух с половиной лет оккупации водила ежедневно экскурсии для воинов советской армии, ей помогала Елена Филипповна Янова, годы оккупации она провела вместе с Марией Павловной.

20 апреля 1944 г. Мария посылает письмо Ольге Леонардовне: «Милая моя, дорогая, родная Олечка! Русские воины здесь. Я услышала от них, что ты жива и здорова. Слава богу! <...> Очень тяжело мне было жить эти последние три года — много хворала, томилась и тосковала невыносимо. <...> После бомбежки мой Дом-музей ремонтируется уже. Я так рада, что смогу хотя немного отвлечь наших бойцов и дать им отдохнуть и забыть ужасы фронта, слушая наши рассказы и воспоминания о Чехове. Янова все время была со мной и сейчас очень хлопочет о восстановлении музея».

2 мая 1944 г. Ольга Леонардовна писала Марии Павловне: «Дорогая моя Машенька, какая радость была сегодня увидеть твой почерк, читать твое письмо! Сколько времени волновалась и мучилась мыслями о тебе! Все мы живы и здоровы. <...> а мы с тобой должны скоро увидеться и говорить без конца. По-моему, тебе надо при первой возможности приехать в Москву. Буду ждать известий».

В ответном письме 12 мая Мария Павловна писала: «Я приехать к Вам уже не в состоянии, с 41 года я не выходила на улицу ни разу. Мучительные три зимы дали себя знать — холод, голод и страх... Продавала вещи, платья, белье и покупала дрова мешками. Перенесла брюшной тиф. Мой музей изрядно пострадал от бомб, особенно сад. Чудом живы остались».

В июне 1944 г. в Ялту приехала Ольга Леонидовна. Мария Павловна была счастлива. В канун 40-летия со дня смерти Антона Павловича (15 июля 1944 ) Мария Павловна была награждена орденом Трудового Красного Знамени за сохранение всего литературного наследия Чехова.
В музее сохранилась фотография: Марие Павловне вручают орден в кабинете писателя, рядом с ней стоит Ольга Леонардовна; почти до конца октября она пробыла в Ялте.

15 ноября 44 г. М.П. писала О.Л.: «Пошла в твою комнату, приложилась к образку Н.Ч. И хотелось заплакать». [Н.Ч. — это небольшая икона Николая Чудотворца, висевшая в комнате О.Л. - А.Х.].
В конце письма М.П. писала: «Трезор поголадывает, т.к. нижних жильцов нет — они уехали в Москву». [Трезор — собака, которая жила в музее в годы войны и потом еще долгие годы — А.Х.].
О.Л. из Москвы при оказии посылала М.П. продукты. Даже после освобождения Ялты еще было очень голодно. М.П. писала О.Л.: «Я все еще нахожусь под обаянием присланного пайка и хочется благодарить, благодарить несчетное количество раз!!». А в январе 1945 г. написала даже в стихах:

«Шоколада мне не надо —
Крупа манная нужна.
Сахар сердцу есть услада —
К тебе буду я нежна...»

2 февраля 1945 г. в Ялте открывается Крымская конференция глав трех держав — СССР, США и Великобритании.

Уже 30 января в Доме-музее А.П. Чехова побывали участники конференции США и Англии.
3 февраля музей посетил зам. наркома иностранных дел И.М. Майский. В книге посетителей он оставил запись: «С большим волнением я побывал в этом доме, где жил А.П. Чехов, и где написано столько замечательных произведений <...> Доброе дело Вы сделали, Мария Павловна, сохранив этот памятник об А.П. во время германской оккупации. И. Майский».

В апреле 1945 г. умер профессор С.Д. Балухатый «...для меня это ужасный удар <...> У нас с ним уже так хорошо наладилась работа и я думала, что после моей смерти он хорошо распорядится моим эпистолярным наследием».

26 апреля музей посетила Клементина Черчилль. По этому поводу М.П. писала О.Л.: «О посещении нашего музея могу рассказать тебе только при свидании, дело касается Леди Черчилль этой очаровательной и замечательной женщины, я поднесла ей букетик фиалок из нашего сада и том рассказов Чехова последнего издания».

Клементина Черчилль оставила свой отзыв о музее: «В этом небольшом интимном доме любовно собраны земные реликвии Гения. — Исчезает время и пространство и я представляю, что знала его... Тогда мысленно я в Лондоне в переполненном театре, где публика ловит каждую фразу и обдумывает каждую модуляцию смысла. Так, на мгновение отступают на задний план страшные конвульсии человечества, и мы находимся в присутствии Мысли и власти Ума над Материей...»
9 мая 1945 г. — долгожданный день Победы. В этот день в музее было много военных. А Мария Павловна проводит ремонт первого этажа ялтинского дома, готовится к приезду О.Л. Все эти годы О.Л. проводила лето с М.П. В августе 1945 О.Л. из Ялты писала жене В.И. Качалова — Нине Николаевне Литовцевой: «Мария Павловна встретила нас в добром здравии, выглядит гораздо лучше, чем в прошлом году». О.Л. Приезжала в Ялту в 1946 г. и в этом же году побывала в своем любимом Гурзуфе, пожила немного в доме, который ей подарил Антон Павлович, и на следующий год лето она провела в Гурзуфе.

1947 год страна отмечала 30-летие Октябрьской революции. В музее первая послевоенная выставка посвящена этой дате. В 1948 г. Марии Павловне исполнилось 85 лет. Количество экскурсантов с каждым годом все больше и больше. Каждый год в музее очень торжественно отмечали день памяти А.П. Чехова — 15 июля. В этот день обычно и М.П. и О.Л. всегда выходили к посетителям. В 1948 г. по состоянию здоровья О.Л. в Ялту не приезжала.

16 августа 1948 г. М.П. ей писала: «Милая моя невестушка, пишу тебе, и душа моя скорбит, что увижу ль я тебя? Тяжело я перенесла прошедшую зиму, и единственной отрадой у меня было свидание с тобой... Но увы! Сие не сбылось! <...> 15 июля было отмечено нашим музеем торжественно. Народу было как никогда! Двор был полон, на мой опытный взгляд — тысячи полторы, мы сумели пропустить только 800 человек. Мне пришлось действовать и за тебя, так как расчет был повидаться и с тобой... Цветы сыпались на меня, тянулись ко мне руки, и ласкам не было конца, фотографы хлопали аппаратами. Трогательна была молодежь, она особенно показала в этом году свою горячую любовь к Чехову... Горько мне было твое отсутствие! <...> Тропа не зарастает!... мне исполнилось 85 лет, и думается мне, что я недаром прожила свою жизнь, хотя отчасти посвятив ее любимому брату, и ты для меня огромный кусок его жизни, и для меня всегда радость видеть тебя».

В 1949 г. О.Л. в Ялте, летом приехал в чеховский дом И.С. Козловский и с этого дня включительно до 1981 г. приезжал сюда. Устраивал замечательные концерты, сам себе аккомпанировал на чеховском пианино и пел для Марии Павловны ее любимые романсы и арии из опер. Летом ежегодно приезжали и многие артисты МХАТа и других театров, а также писатели, художники и многие другие. В эти годы на даче О.Л. в Гурзуфе отдыхал Святослав Рихтер и тоже приезжал в Ялту и играл на чеховском пианино.

В 1953 г. М.П. исполнилось 90 лет. Очень торжественно отметили ее день рождения в ялтинском театре имени А.П. Чехова. Была и О.Л. {1953 г. Последний приезд О.Л. в ялтинский дом}. В эти годы в музее особенно часто бывали С.Я. Маршак, К.Г. Паустовский и др. В Ялте был открыт памятник А.П. Чехова работы скульптора Г. Мотовилова. Мария Павловна готовила к печати свои письма к Антону Павловичу Чехову. Книга вышла в 1954 г. В связи с 90-летием М.П. было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР. По инициативе М.П. Государственная библиотека проводит большие работы по сохранению чеховского сада. Поднялись высоко к поверхности подпочвенные воды, это угрожало и дому и чеховскому саду. Были проведены большие дренажные галереи по защите чеховского музея. Работы продолжались с 1952 по 1954 гг.
В 1954 г. по постановлению ЮНЕСКО все прогрессивное человечество готовилось отметить 50-летие со дня смерти А.П. Чехова. По инициативе Марии Павловны в музее состоялись первые чеховские чтения. Их открыла Мария Павловна. В музее хранится афиша этих чтений. В чтениях принимали участие писатели Лев Никулин и другие. К 15 июля в Ялту приехала делегация из Киева писателей и поэтов: Петро Панч, Вышеславский, Поповкин и другие. В музее сохранилась фотография: 1954 г. М.П. Чехова и делегация в городском театре сидят в президиуме (на сцене). В 54 г. присоединили к Украине. Никаких изменений в жизни музея не произошло. Дом-музей остался в ведении Библиотеки им. Ленина и подчинялся непосредственно Москве.

В 55 г. вышел первый сборник «Чеховских чтений». Количество экскурсантов в музее возрастало с каждым годом. Огромное количество было иностранцев, которые проявляли особый интерес к творчеству Чехова и его личности. В 1953 г. музей посетили Жан Дюкло с женой, встречался с Марией Павловной и Ольгой Леонардовной. Навестил он Марию Павловну и в 1955 г.

В январе 1957 г. ушла из жизни Мария Павловна. Писать об этом мне и сейчас очень тяжело. Нам, работавшим вместе с Марией Павловной, казалось что она всегда будет рядом с нами и никогда не покинет чеховский дом.

Но жизнь в музее продолжалась. Мне почему-то запомнилось странное совпадение, а может даже какая-то закономерность. В 57 г. ближе к осени (сентябрь) упал огромный тополь в саду, посаженный Чеховым. Его ветки частично лежали в ручье, а другие доставали до стекол большой галереи. А при жизни М.П. были сильные ветры, даже ураганы, а деревья стояли. Затем упал второй развесистый тополь, потом глядичая, погибла сосна американская. Видимо любовь М.П. хранила эти деревья.

Последние годы жизни М.П. работала над своими воспоминаниями, литературную запись делал ее помощник Н.А. Сысоев. Книга вышла в 1960 г. Музей в 1960 г. отмечал 100-летие со дня рождения Антона Павловича. Мы посадили две березы в саду, в память Чехова, ведь он очень хотел, чтобы у него росла береза.

В 1959 г. не стало Ольги Леонардовны. Мне довелось быть на ее 90-летии и через пять месяцев приехать проводить ее в последний путь.

Жизнь в музее продолжалась. Огромная посещаемость грозила перегрузкой для мемориального дома и мы приняли решение построить здание для литературной экспозиции, с тем чтобы посетители меньше проводили время в комнатах Антона Павловича. В 1964 г. здание литэкспозиции было построено. В этом же году мы открыли для осмотра комнаты первого этажа и восстановили комнату матери писателя Евгении Яковлевны. Работы по восстановлению комнат были поручены автору этой статьи. Работа была очень интересной и одновременно довольно трудной. Племянник Антона Павловича — Сергей Михайлович Чехов, был против восстановления комнат. Не хотел восстановления комнаты жены Чехова — Ольги Леонардовны. Настаивал чтобы столовая — была мемориальной комнатой его отца Михаила Павловича, в которой он жил с 1926 по 1936 гг. Вводил нас в заблуждение, доказывал что столовая в первом этаже была только в летнее время, что комнаты жены не было, она называлась «Пушкинской комнатой» и многое другое. Пришлось много поработать в архиве рукописного отдела Государственной библиотеки, где мне удалось найти письма и документы и мы восстановили первый этаж на 1904-й год, как было при Чехове [об этом есть отдельная статья — А.Х.] в сборнике «Чеховских чтений».
В 1963 г. мы восстановили, но с поправками и дополнениями, мемуарный каталог-путеводитель по Дому-музею Чехова в Ялте (первый вышел в 1937). В 1964 г. открыли комнаты первого этажа, в 1966 — литературную экспозицию. В 1967 г. мне удалось выпросить вещи московской квартиры ОЛ. Книппер у ее племянника и наследника Льва Константиновича Книппер. Эти вещи приобретались вместе Антоном Павловичем и Ольгой Леонардовной для московской квартиры, после того как врачи осенью 1903 г. сказали, что зимовать Чехову нужно в Подмосковье. Большой железнодорожный контейнер в котором была мебель, вещи, предметы быта, книги, фотографии, в общей сложности более 1000 экспонатов. Полностью обставлена комната О.Л., комната для родственников, а также частично столовая и комната для гостей. Поступило в музей большое количество подлинных фотографий Толстого, Чехова, Андреева, Бунина, Гиляровского и многих других.

А в 1971 г. возобновили конференции «Чеховские чтения в Ялте». В 71 г. отметили 50 лет музею. Этой дате были посвящены чтения, затем конференции 1973 и 1975 гг. В этих конференциях принимали участие чеховеды — сотрудники института Мировой литературы: З. Паперный, Э. Полоцкая, А. Чудаков, В. Катаев, В. Кулешов, А. Кузичева, Е. Сахарова и многие другие, и автор этой статьи, с публикациями архивных материалов из фондов нашего музея. В 1974 г. нам пришлось закрыть музей на капитальный ремонт и реставрацию до 1980 г. Шесть с половиной лет музей был закрыт для осмотра. Мы укрепили стены дома, впервые сделали калориферное отопление в музее.
Еще до начала ремонта мы провели восстановительные работы по саду Чехова с консультантами Никитского Ботанического сада, были восстановлены утраченные в последние годы деревья, а особенно много было высажено роз, которые очень любил Антон Павлович. Было высажено много растений и роз на новом участке, вокруг здания литературной композиции.

С 1974 по 1980 гг. была проведена реставрация мемориальных экспонатов: икон, картин, керосиновых ламп и других металлических предметов и всей мебели чеховского дома от первого до третьего этажа. Реставрация была проведена на самом высоком уровне, лучшими реставраторами Научно-Исследовательского Института Реставрации и Консервации музейных ценностей (руководитель — И.П. Горин) Москва. В музее работали специалисты, которые работали во Флоренции и Венеции. Еще были восстановлены плетеные сиденья на стульях из вьетнамского камыша. Все это стоило огромных денег. Это была забота Государственной библиотеки и всего государства.

В 1980 г. открылся музей после капитального ремонта и реставрации. Восстановились работы в чеховском саду. С 1981 г. продолжали проводиться Чеховские чтения (конференции). В 1983 г. открылась новая литературная композиция, оформленная Ленинградским комбинатом оформительского искусства (автор тематико-экспозиционного плана новой экспозиции — А.В. Ханило, автор оформления — художник М.Л. Горелик).

В эти годы проводились большие работы по выставкам в Москве, Мелихове, Сумах, в Германии, в Киеве, Новосибирске, Баку, во многих городах Крыма. Участие в международных симпозиумах в Баденвейлере 1994-2004 гг. (А.В. Ханило).

Ежегодно в музее проводятся международные конференции, в которых принимают участие чеховеды не только наших стран, но и чеховеды Англии, США, Германии, Японии, Финляндии, Венгрии и других стран.

В Ялте проводятся театральные фестивали с участием театральных коллективов наших стран и многих других стран мира: США, Англии, Венгрии, Германии, Финляндии и многих других.
В 2000 г. опять появились проблемы с чеховским садом, как-то странным образом пропадали деревья посаженные Чеховым: вишни, сливы-инжир, яблони и очень уменьшилось количество роз. Агроном уволилась с работы, осталась одна пожилая женщина-садовник. Мне хочется вспомнить очень хороших и добрых людей из Ботанического сада. Приходила подрезать розы специалист Анна Федоровна Швец. Садовник Юрий Николаевич из Горзеленхоза и представитель общества Рериха П.Г. Седых сделали очень хорошую обрезку вьющейся розы Бенкса и вьющихся трех глициний. На мою просьбу откликнулась сотрудница сада Ольга Белоусова — она почти три года бесплатно опекала наш сад. Летом по 500-600 штук безвозмездно передавала саженцы летних цветов: анютиных глазок, маргариток и других, осенью большое количество хризантем. Присылала 2-3 рабочих для обрезки кустарников и бордюров. С 2003 г. в музее работала агроном Светлана Олеговна Филиппова — очень много сделала для сада с помощью Белоусовой.
Сад приобрел ухоженный вид, в нем были высажены розы, такие как росли у Чехова. В 2005-2006 агрономом и мною было высажено более 30 кустов роз.

В 2010 г. музей отметил 150-летие со дня рождения А.П. Чехова. В Центральном музее Тавриды (г. Симферополь) была в январе открыта большая выставка (более 200 экспонатов) и две выставки в Севастополе в Библиотеке Л.Н. Толстого и в филиале МГУ.

В 2011 г. музей отметил 90-летие со дня основания (9 апреля 1921 г.). Этой дате была посвящена научная конференция.