Министерство культуры Республики Крым
ГБУК РК «КРЫМСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК»

Ф. О. Шехтель и семья Чеховых

7 августа 2019 года исполнилось 160 лет со дня рождения Франца-Альберта (Фёдора) Осиповича Шехтеля (1859-1926) – академика архитектуры, одного из крупнейших представителей стиля «модерн». Антон Павлович Чехов называл Шехтеля «талантливейшим из всех архитекторов мира»


Ф.И. Шехтель родился в Петербурге 26 июля (7 августа) 1859 года. Происходил из семьи колонистов из Баварии, прибывших в июне 1766 года в Саратовскую область. Шехтели торговали вином, золотыми и серебряными изделиями, табаком, различным мануфактурным товаром. Представители этой семьи пользовались в Саратове большим уважением, им принадлежало несколько магазинов и домовладений, гостиница, ткацкая фабрика и крахмальный завод. Отец будущего архитектора, Осип Осипович, инженер-технолог, учился в Санкт-Петербурге, где женился на происходившей из петербургской купеческой семьи Дарье Карловне Гетлиб. 26 июля (7 августа) 1859 года у них родился сын Франц-Альберт (будущий Фёдор) Шехтель. В память об исторической родине ему досталось имя, католическая вера да некоторые семейные традиции, в остальном же он был человеком абсолютно русским. В 1915 году Франц Осипович даже перешёл из католичества в православие, принял новое имя — Фёдор, с которым и вошёл в историю русской архитектуры. 

В детстве ему пришлось познать нужду. После ранней смерти отца имущество семьи было распродано, а мать Франца Осиповича, Дарья Карловна, осталась с шестью детьми и практически без средств. Без средств, но не без связей. На помощь бедствовавшей семье пришел их родственник (зять старшего брата Франца) — гласный Саратовской городской думы и уважаемый купец Тимофей Жегин. Он оплатил обучение сирот в гимназии, а вдову Дарью Карловну устроил экономкой в дом своего товарища, знаменитого московского промышленника Павла Михайловича Третьякова.

В 1875 году Шехтель приехал в Москву. Третьяков, в доме которого поселился юноша, сразу оценил его художественные способности и попросил своего зятя, видного архитектора Александра Каминского, взять его помощником в свою мастерскую. Училище юноша так и не закончил — его отчислили за не регулярное посещение занятий. В Москве Шехтель прожил последующие 50 лет и оставил после себя огромное творческое наследие. Облик города складывался при его непосредственном участии.

С семьей Чеховых Шехтель сблизился еще во время учебы. Младший брат писателя Михаил Павлович вспоминал об этом периоде: «Мы были знакомы с Ф. О. Шехтелем по крайней мере лет тридцать пять. Сын инженера-технолога из Саратова, он приехал в Москву в 1875 г., поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества, где он и сошелся близко с моим братом Николаем». Как и Николай Чехов, училище Шехтель не закончил — его отчислили за нерегулярное посещение занятий. Но, хоть Франц Осипович и не получил полного специального образования, зато был феноменально талантлив и трудолюбив. Работал легко и весело, да и жил также — «между чертежной доской и бутылкой шампанского».

К Николаю Чехову Шехтель питал дружеские чувства, их дружба продолжалась до самой смерти Николая Павловича. Он скончался в г. Сумы в 1889 году от туберкулеза. Впоследствии Шехтель перенес свою дружбу на Антона Павловича и всегда считал его своим лучшим другом. В одной молодежной компании с ними был художник Исаак Левитан.

О том, насколько доверительным и непринужденным было их общение, говорит шутливый тон переписки. Чехов советовался с Шехтелем по разным вопросам, даже по таким: «Дорогой Франц Осипович, можете себе представить, я курю сигары. Бросил в прошлом году табак и папиросы и курю сигары. Нахожу, что это гораздо вкуснее, здоровее и чистоплотнее, хотя и дороже. Вы специалист по сигарной части, а я еще неуч и дилетант. Будьте ласковы, научите меня: какие сигары курить мне и где в Москве я могу покупать их?<…>За 6 р. 50 к. хороших сигар не достанешь, правда, но что делать? Ich habe kein Geld. (У меня нет денег (нем.). Пожалуй, я не прочь заплатить и десять рублей за сотню, но не дороже. Вообще дайте соответственный совет. Скажу большое спасибо».

В 1891 году Чехов помогал собирать средства для голодающих Нижегородской губернии и обращался, в том числе и к Шехтелю, за помощью. Имевший коммерческую жилку, Франц Осипович быстро оказался состоятельнее Антона Павловича, поэтому в письмах много чеховских шуток вроде: «<…> Фирма «Доктор А. П. Чехов и Кº» переживает теперь финансовый кризис... Если Вы не дадите мне до 1-го числа 25—50 р. взаймы, то Вы безжалостный крокодил...» Чехов уверял его, что долг обязательно вернет, хоть это было и не нужно. Зато доктор Чехов, при необходимости, лечил товарища.

Антон Павлович посвятил Ф. О. Шехтелю свой рассказ «Два скандала». Позднее рассказ был включен автором в сборник «Сказки Мельпомены» (1884 г.). Франц Осипович был творческой личностью, архитектура была не единственным его призванием. Он был также прекрасным художником-оформителем, рисовальщиком и виньетистом. В 1880-х годах Ф.О. Шехтель вместе с Николаем и Антоном Чеховыми сотрудничал в ряде московских газет, в юмористических журналах «Будильник» и «Сверчок». Ф. О. Шехтель выступал как художник-иллюстратор и обычно подписывал свои работы псевдонимами — «Ф.Ш.» или «Финь-Шампань». В 1883 г., еще во время учебы, по его рисункам была осуществлена аллегорическая процессия «Весна-Красна» во время народного гулянья в Москве на Ходынском поле. На картине Николая Чехова «Въезд Мессалины в Рим» Шехтель написал арку.

Франц Осипович подарил Антону Павловичу свою книгу "Построй¬ки русского отдела на международной выставке в Глазго 1901 г. 8 таблиц альбомного формата". За эту работу Шехтель был удостоен Петербургской Академией художеств звания академика архитектуры. Чехов телеграммой поздравил его с присуж¬дением ему этого почетного звания: «Милого академика сердечно поздравляю».

В собрании писем А. П. Чехова есть два упоминания о встрече с Ф. О. Шехтелем в ялтинский период жизни писателя (с 1898 по 1904 год). В 1900 г. состояние здоровья Антона Павловича резко ухудшилось, и осенью он из Ялты отправился на лечение в Западную Европу: побывал в Вене, Пизе, Ницце, Риме. В письме будущей жене О. Л. Книппер от 10 января 1901 года упоминает встречу с Францем Осиповичем в Ницце: «Здесь Шехтель из Москвы. Выиграл чёртову гибель в рулетку и завтра уезжает». Антона Павловича явно также увлекла азартная игра. В этом же письме он сообщает, что выиграл в рулетку 500 франков.

Вторая встреча с архитектором состоялась уже в Ялте. В письме от 11 апреля 1903 г. О. Л. Книппер Чехов сообщает о его приезде: «Здесь Маклаков, Шехтель. <…> Ну, дуся моя родная, пора нам в Швейцарию ехать, собирайся! Целую тебя, господь с тобой. Твой А.» (Прим. Васи́лий Алексе́евич Маклако́в (1869—1957) — российский адвокат, политический деятель, знакомый А. П. Чехова). Антон Павлович мечтал о поездке с женой в Швейцарию, но суждено было отправиться только в одно посмертное путешествие в Германию на курорт Баден-Вайлер, где писатель скончался с 14 на 15 июля 1904 года от туберкулеза.

В 1903 г. сестре писателя Марии Павловне Чеховой исполнилось 40 лет. В то время принято было отмечать именины, «день Ангела»; дни рождения отмечались только в кругу своей семьи или очень близких людей. Шехтель знал ее еще 13-летней девочкой, он был всегда желанным гостем в доме. Архитектор привез Марии Павловне подарок, изготовленный по его эскизу – золотой кулон с бриллиантами в виде цифры «31».С этим подарком связан любопытный факт. Мария Павловна родилась 31 июля по старому стилю. После революции, когда был введен новый стиль, день ее рождения пришелся на 13 августа. Мария Павловна попросила ювелира поменять местами цифры. Она не очень любила цифру 13 и всячески старалась ее избегать. Так, в паспорте днем ее рождения стояла цифра 15. Разница между старым и новым стилем в XX в. составляет 13 дней, а в XIX в. составляла 12 дней. В 1947 г. была уточнена дата рождения Марии Павловны, полу¬чилось, что она родилась не 13 августа, а 12 августа. И вскоре Мария Павловна вторично меняет цифру на кулоне, снова на 31.

В своих воспоминаниях племянница Марии Павловны Евгения Михай-ловна Чехова приписывает этот подарок Бунину, но это неверно.

По воспоминаниям поэтессы М.И. Алигер, « к Бунину Мария Павловна относилась иронически. Никогда не говорила о нем, как о писателе, все больше о человеческих его качествах. Подсмеивалась над тем, что был он скуповат, вспоминала время, когда он вроде бы ухаживал за ней и, тем не менее, обычно провожая ее на извозчике, неизменно спохватывался, что у него нет мелочи, чтобы расплатиться: – Не найдется ли у вас, Мария Павловна?».

То, что кулон — подарок Шехтеля, хорошо помнила актриса МХАТ Софья Станиславовна Пилявская, которая часто гостила у Марии Павловны в Ялте. Несколько лет подряд дни рождения Марии Павловны она проводила вместе с ней. На этом также настаивала старейший сотрудник дома-музея А. П. Чехова Алла Васильевна Ханило, более 70 лет проработавшая на этом месте. В 1946 году ее приняла на работу сама Мария Павловна Чехова. В особо торжественных случаях сестра писателя надевала этот бриллиантовый кулон.

Спустя много лет Мария Павловна передала его Валентине Яковлевне Чеховой, жене своего племянника Сергея. Потом он достался их невестке, Евгении Филипповне Чеховой. Евгения Филипповна Чехова подарила этот драгоценный предмет с очень интересной легендой Музею-заповеднику А.П. Чехова «Мелихово», где он хранится и сейчас.

В ялтинском доме А. П. Чехова, в его рабочем кабинете, до сих пор есть предметы, напоминающие о дружбе и общении писателя с архитектором Шехтелем. Среди фотокарточек есть фотография Франца Осиповича с дарственной надписью: «Хорошему другу Антону Павловичу Чехову. Ф. Шехтель. 7 сент. 86 г.»

В кабинете писателя находится еще один подарок архитектора – принадлежности к камину. Набор был подарен Антону Павловичу в Мелихове в 1894 г. и позднее перевезен в Ялту. В 1886 г. Шехтель оформил обложку книги Чехова «Пестрые рассказы». Такая книга с дарственной надписью А. П. Чехова своему отцу, Павлу Егоровичу, хранится в фондах дома-музея писателя в Ялте. В альбоме Чехова есть фотография, на которой Франц Осипович снят вместе со своей женой Натальей Тимофеевной, а в альбоме сестры писателя Марии Павловны фотография матери Шехтеля – Дарьи Карловны. Также архитектор подарил Марии Павловне свой рисунок субретки Луи XV и тумбочку-столик в стиле модерн. Они также хранятся в ялтинском музее. Данью памяти Чехову стали выстроенные по проекту Шехтеля библиотека и музей писателя в Таганроге, а также ограда на могиле А. П. Чехова выполнена по его эскизу.

В Москве Шехтель прожил 50 лет и оставил после себя огромное творческое наследие. Облик города складывался при его непосредственном участии. На сегодняшний день известно более чем 210 архитектурных работ зодчего, большинство из которых были разработаны и осуществлены в Москве и Подмосковье. Около 86 возведённых по проектам Ф. О. Шехтеля сооружений сохранились.

Франц Осипович проектировал здание Московского художественного театра в Камергерском переулке и руководил его перестройкой. Занавес театра с эмблемой «Чайки» изготовлен также по его рисунку. По этому же эскизу К. С. Станиславский заказал для Чехова золотой брелок в виде летящей чайки. После смерти писателя его постоянно носила на цепочке жена, О. Л. Книппер-Чехова, на многих ее фотографиях хорошо виден этот брелок. Сейчас он находится в музее МХАТ.

В Крыму также есть несколько зданий, в проектировке которых участвовал Ф. О. Шехтель. По образцу существовавших во французской Шампани винных подвалов, в Форосе, в имении Г. К. Ушкова, был сооружен винподвал. В Судаке, в усадьбе князя Л. С. Голицына, построен гостевой дом в виде замка. Некоторые проекты великого зодчего в Крыму так и не были осуществлены: собственная дача Ф. О. Шехтеля в Алупке, театр-курзал в Ялте, конный завод в имении Г. К. Ушкова и парк в Форосе, а также объекты в Судаке: горный санаторий и церковь в память «Великой битвы». Все эти проекты оказались нереализованными из-за революционных событий 1917 года.

После революции семью Шехтелей преследовали несчастья. Заказов не стало, кругом была разруха. Архитектор рассматривал варианты переезда из Москвы в Крым, просил Марию Павловну Чехову подыскать ему жильё, однако уехать так и не удалось, о чём он позднее сожалел. Деньги, которые были отложены на покупку имения в Крыму, обесценились. Пенсии в 75 рублей не хватало, семья бедствовала, голодала, из съемной квартиры их выселили. Когда-то к Шехтелю стояла очередь из богатейших людей того времени, а свою жизнь зодчий закончил в нищете. Франц Осипович был смертельно болен (рак желудка), на попечении у него находились жена и больная туберкулезом старшая дочь. Ф. О. Шехтель скончался 7 июля 1926 года на 68-м году жизни. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище на территории фамильного захоронения, надгробие которого было сооружено по проекту архитектора в 1895 году.

Статья подготовлена Ольгой Гармасар, научным сотрудником Дома-музея А.П.Чехова в Ялте