Министерство культуры Республики Крым
ГБУК РК «КРЫМСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК»

Весна художественного театра

Рубеж XIX – XX веков ознаменовался в Ялте ярчайшим культурным событием. В апреле 1900-го года Художественный театр в полном составе впервые прибыл в Ялту, чтобы показать А. П. Чехову постановки его пьес.


«Чайка» и «Дядя Ваня» пользовались в Москве большим успехом, но автор сокрушался, что до сих пор так и не видел их в полном сценическом воплощении – зимний московский климат был слишком суров для его здоровья, а летом театральный сезон заканчивался.
 


Мария Павловна Чехова вспоминает, что в письмах Антона Павловича к руководителям театра стали появляться просьбы организовать весной или летом гастроли и приехать в Крым. И зимой 1900 года В. И. Немирович-Данченко и К. С. Станиславский решаются привезти в Ялту несколько пьес, в том числе – произведения Чехова.

К. С. Станиславский в книге «Моя жизнь в искусстве» рассказывает: «...Это была весна нашего театра, самый благоуханный и радостный период его молодой жизни. Мы ехали к Антону Павловичу в Крым… Мы сказали себе: “Антон Павлович не может приехать к нам, так как он болен, поэтому мы едем к нему, так как мы здоровы…”

Артисты, их жены, дети, няни, рабочие, бутафоры, костюмеры, парикмахеры, несколько вагонов имущества, в самую распутицу, двинулись из холодной Москвы под южное солнце».

Антон Павлович был несказанно рад, он поехал навстречу театру в Севастополь, где должно было состояться несколько спектаклей. Здесь впервые Чехов посмотрел «Дядю Ваню».

«Чайка» в Севастополе также имела огромный успех. По окончании севастопольских спектаклей Художественный театр пароходом прибыл в Ялту. «Начался весенний праздник», – так говорит в своих воспоминаниях О. Л. Книппер-Чехова.

 Для гастрольных спектаклей МХТ был подготовлен ялтинский городской театр, стоявший на том же месте, где и в настоящее время находится здание Ялтинского театра имени А. П. Чехова. Если говорить точнее, здание старого театра чеховской поры органично вписалось в новую постройку, и теперь бывший его главный фасад обращён в сторону Екатерининской улицы.

В Ялте Художественный театр дал восемь спектаклей, в числе их были «Чайка» и «Дядя Ваня». Дни пребывания Художественного театра в Ялте были одним из самых светлых и радостных периодов жизни Чехова в Крыму. В это время в город съехались известные писатели: А. M. Горький, А. И. Куприн, И. А. Бунин, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Е. Н. Чириков и многие другие. Артисты, режиссеры, литераторы собирались ежедневно в уютной столовой и на веранде чеховского дома, вели нескончаемые беседы о литературе, искусстве, драматургии.

О. Л. Книппер-Чехова пишет в своих воспоминаниях: «...Переехали в Ялту... нас буквально засыпали цветами... Артисты приезжали часто к Антону Павловичу, обедали, бродили по саду, сидели в уютном кабинете, и как нравилось все это Антону Павловичу, – он так любил жизнь подвижную, кипучую а тогда у нас все уповало, кипело, радовалось». В числе прочих в гостях у Чехова побывали: К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко, В. Э. Мейерхольд, В. И. Качалов, И. М. Москвин, С. В. Рахманинов.

Мария Павловна Чехова вспоминала: «Двери нашего дома в эти дни не закрывались. Все артисты во главе с Владимиром Ивановичем и Константином Сергеевичем, а также и приехавшие писатели почти беспрерывно находились у нас. Завтракали, обедали, пили чай, и лишь к вечеру в нашем доме затихало, когда все уезжали на спектакль. У Антона Павловича все это время было веселое, приподнятое настроение.

Смех, шутки остроты, веселье царили тогда в нашем доме. А иногда за столом разгорались серьезные разговоры о литературе и театре. Помню и Горького в эти дни с его интересными рассказами о своей жизни; Алексей Максимович был тогда очень популярен. Останавливалась у нас в доме и будущая жена Антона Павловича Ольга Леонардовна, много помогавшая мне в хлопотах по приему гостей».

Этот период пребывания Художественного театра в Ялте имел большое значение и для личной жизни писателя. Через год он женился на талантливейшей артистке театра Ольге Леонардовне Книппер.

Более подробно приезд МХТ уже неоднократно рассматривался в рамках научных изысканий сотрудников Дома-музея А. П. Чехова. В том числе: в ряде статей Г. А. Шалюгина (директор музея с 1983 по 2006 гг.), в работах старшего научного сотрудника музея Ю. Г. Долгополовой.

Материалы этих работ были использованы и для составления данной концепции. Впрочем, есть эпизоды, связанные с посещением Ялты артистами МХТ и влияния, на которых хотелось бы остановиться подробнее.

Один из эпизодов последнего дня крымских гастролей театра оригинально запечатлён на картине Дмитрия Дмитриевича Жилинского «Весна Художественного театра», репродукция которой находится в центре литературной экспозиции музейного комплекса чеховского дома.

Художник создал картину в 1988 году к 90-летнему юбилею Московского художественного академического театра. Панно преподнесено в дар музею самим автором, проведшим много времени в Ялте в период подготовительной работы над созданием картины.

Репродукция занимает видное место в экспозиции не только благодаря своим внушительным размерам (160 х 350 см) и центральному расположению среди прочих экспонатов: на полотне изображено знаменательное событие – завтрак, устроенный 24 апреля 1900 года Фанни Карловной Татариновой (ялтинской почитательницей Чехова, благотворительницей, артисткой, многосторонне одарённой женщиной) для руководителей и артистов Художественного театра.

К. С. Станиславский, И. А. Бунин, О. Л. Книппер-Чехова отразили в своих воспоминаниях это необыкновенное мероприятие:

О. Л. Книппер-Чехова: «Закончился этот праздник феерией на крыше дачи гостеприимной Ф. К. Татариновой, которая с такой любовью относилась к нашему молодому театру и не знала, как и чем выразить свое поклонение Станиславскому и Немировичу-Данченко, создавшим этот театр».

И. А. Бунин: «Прощальный завтрак давала на широкой крыше дома Фанни Карловна Татаринова, пригласившая на него всех артистов, писателей и друзей театра. Было шумно, оживленно, многолюдно».

К. С. Станиславский: «Театр кончил всю серию своих постановок и закончил свое пребывание чудесным завтраком на громадной плоской крыше у Фанни Карловны Татариновой. Помню жаркий день, какой-то праздничный навес, сверкающее вдали море. Здесь была вся труппа, вся съехавшаяся, так сказать, литература с Чеховым и Горьким во главе, с женами и детьми. Помню восторженные, разгоряченные южным солнцем речи, полные надежд и надежд без конца. Этим чудесным праздником под открытым небом закончилось наше пребывание в Ялте».

Следует сказать несколько слов о художнике, создателе картины. Дмитрий Жилинский (1927–2015) интересен своим подходом к живописи, удивительным образом сочетая в своих полотнах и поствоенный соцреализм, и чувственный символизм прерафаэлитов, и живопись раннего Возрождения. В его работах несложно увидеть полемику с традициями древнерусской иконописи.

К концу 1980-х годов в творчестве Жилинского появляется новый для него жанр исторического портрета, в рамках которого решено сложно выстроенное панно «Весна Художественного театра». В целом, люди культуры, носители духовного начала – наиболее частые персонажи Жилинского-художника.

Характерными для творческой манеры этого мастера являются: и идеально точный рисунок; выразительные, говорящие со зрителем позы и жесты персонажей, красноречиво их раскрывающие; близкое сходство персонажей. Не исключение и картина «Весна Художественного театра».

На крыше дома, где происходило реальное событие, к которому апеллирует создатель панно, и ведущей на неё лестнице в тесном дружественном общении представлены широко известные писатели и артисты, деятели и покровители искусства: И. А. Бунин, А. И. Куприн, А. М. Горький, Н. Д. Телешов, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Л. А. Сулержицкий, К. А. Коровин, С. Т. Морозов, Ф. И. Шаляпин, С. В. Рахманинов, В. И. Немирович-Данченко, К. С. Станиславский, О. Л. Книппер, М. Ф. Андреева, В. И. Качалов, В. Э. Мейерхольд и многие другие — всего 43 фигуры.

Каждый персонаж, по воле живописца, активно общается со зрителем; своим местоположением, позой, цветом одежды и настроением сообщает определённую информацию о себе на этом удивительном празднике, об отношении к Чехову – центральной фигуре композиции – и к происходящему.